Профсоюзное движение за рубежом

Многие характерные черты и направления профсоюзного движения сформировались еще в XIX веке. Возникновение профсоюзов было закономерным ответом наемных работников на действия собственников средств производства. Первые профсоюзы появились в 70 – 80 гг. XVIII в. в Англии, ранее других вставшей на путь капитализации производства. Они объединяли в основном высококвалифицированных рабочих одной профессии. Со временем эти организации стали называться профессиональными союзами – тред-юнионами (trade – профессия, ремесло и union – объединение). Впоследствии происходило объединение на уровне отраслей и включение в свои организации неквалифицированных рабочих. Этот процесс оказался длительным. В Англии профсоюзы подобного типа появились лишь в конце XIX в., а в США – только в 20 – 30-е гг. XX в.

С момента возникновения профсоюзов они ощущали жесткое воздействие со стороны работодателей и государства. Уже в 1799 и 1800 гг. английский парламент принял законы о рабочих коалициях, в соответствии с которыми профсоюзы и стачки категорически запрещались. За нарушение этих законов профлидерам грозило тюремное заключение, денежные средства подлежали конфискации. Во Франции по закону Ле Шепелье 1791 году запрещались стачки, а создание рабочих коалиций объявлялось преступлением против «свободы и прав человека».

Только через 25 лет борьбы, в 1824 году, в Англии добились отмены антирабочих законов. Однако профсоюзы не имели права юридического лица, то есть права иска в суде, и, следовательно, не могли защищать себя от покушения на их фонды и имущество. Во Франции профсоюзы были легализованы через 90 лет после их возникновения, а в США были признаны законом лишь в 30-е годы XX в.

Один из способов укрепления роли профсоюзов – так называемые закрытые цеха (closed shop) и профсоюзные цеха (union shop), которые впервые появились в Великобритании более двухсот лет назад. По мере развития и распространения в промышленных государствах института коллективных переговоров возникла проблема совместимости закрытых цехов и других защитных мероприятий профсоюзов с антидискриминационной политикой в области занятости, проводимой Международной Организацией Труда (МОТ)[1] и государствами – ее членами.

Основными формами проявления профсоюзного монополизма являются:

а) обязательство работодателя принимать на работу лишь членов определенного профсоюза, которые должны оставаться в его рядах для сохранения занятости (закрытое предприятие closed shop);

б) возможность работодателя нанимать работников по своему выбору, с обязательным вступлением последних в профсоюз в определенные сроки (обязательное членство в профсоюзе union shop);

в) обязанность работников независимо от членства в профсоюзе уплачивать профсоюзные взносы, если даже принадлежность к профсоюзу не служит условием приема на работу и сохранения рабочего места (агентский цех agency shop);

г) работодатель, следуя принципу предпочтительного выбора, должен в ходе найма отдавать предпочтение членам профсоюза (preference clauses).

Защитные функции профсоюзов в 1940 – 1960 гг. были законодательно оформлены главным образом в англосаксонских странах: в Великобритании, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. В других государствах профсоюзная защита не получила большого развития. Во многих же странах Европы под влиянием профсоюзного плюрализма, классовой солидарности работников и демократических традиций главные формы профсоюзной защиты (профсоюзного монополизма) были запрещены. Однако официальные запреты мало влияли на объединения ремесленников, печатников, каменщиков, плотников и других мастеровых людей, которые тяготели к закрытым цехам и другим формам защиты корпоративных интересов. Не отставали от них и малоквалифицированные работники, особенно в горнодобывающей и строительной промышленности частного сектора.

В 70 – 80 гг. различные схемы профсоюзной защиты можно было встретить уже во всех регионах мира, причем как в развитых, так и в развивающихся государствах. И касались они не только ремесленников и малоквалифицированных рабочих, но и работников индустриального профиля и даже инженерно-технических работников. Например, в Австралии preference clauses до начала 70-х годов имели отношение главным образом к промышленным рабочим, а затем были распространены на продавцов и служащих крупных торговых заведений, на работников нефтяной отрасли, служащих банков и страховых компаний. В Канаде доля служащих в государственных учреждениях, охваченная условиями agency shop, в 1977 году составила около 83%. В США условия профсоюзной защиты преобладали в коллективно-договорном процессе в административных учреждениях до принятия в 1978 году Акта о реформе гражданской службы. В 1974 году в этой стране был принят Акт о профсоюзах и трудовых отношениях, в силу которого closed shop был признан законной мерой защиты профсоюзных интересов после неудачной попытки в 1971 году внедрить agency shop.

В конце 70-х гг. около половины членов профсоюзов работали на предприятиях типа closed shop. Эта система профсоюзной защиты охватывала почти всех шахтеров, печатников, докеров, работников судостроения и автомобильного производства. Такая высокая степень вовлеченности английских рабочих в коллективно-договорные формы защиты занятости объясняется традиционной самостоятельностью профсоюзов Великобритании. Однако положение постепенно менялось, и Акт Великобритании о профессиональных союзах и трудовых отношениях от 16 июля 1992 года уже содержал подробные положения о том, что отказ в работе лицу лишь по причине его принадлежности или не принадлежности к профсоюзу является противозаконным, и о том, что отказ в обслуживании лица на таком основании агентством по трудоустройству также противозаконный. В случае нарушения закона человек имеет право обратиться в суд по трудовым делам (промышленный суд). Равным образом запрещается увольнение работника в зависимости от его членства в профсоюзе, а также практика заключения контрактов на поставку товаров или оказания услуг на подобном основании. Данный закон отразил недовольство некоторых работников, особенно квалифицированных, системой принудительного членства в профсоюзах в ущерб их личным возможностям, реализуемым через индивидуальные трудовые контракты.

Защитные принципы closed shop и union shop получили широкое распространение в коллективно-договорном регулировании трудовых отношений в США, несмотря на царивший там профсоюзный плюрализм. В конце 70-х годов около 74 % коллективных договоров в этой стране содержали оговорки типа «предпочтительного найма работников из членов профсоюзов».

В Канаде официально приняты все формы профсоюзной защиты на федеральном и провинциальном уровнях.

В Австралии условия closed shop и union shop преобладают в коллективно-договорной практике, но эти правила следует отличать от принудительного (обязательного) членства в профсоюзах.

Интересно рассмотреть становление профсоюза в Новой Зеландии. Сторонники профсоюзной монополии утверждали, что обязательное членство в профсоюзе способствует укреплению «промышленного мира» и социальной стабильности, а его противники ссылались на то, что принудительное членство в профсоюзах нарушает право на труд и свободу объединений. В англосаксонской системе права, к которой принадлежит и Новая Зеландия, решающую роль играют судебные прецеденты и, следовательно, арбитражные суды. Еще в 1894 году в стране был издан Акт о промышленном примирении и арбитраже, в силу которого двумя годами позже в трудовые отношения были введены статьи о применении условий closed shop для шахтеров и сапожников. На деле многие работодатели игнорировали предварительные условия найма, и в 1932 г. в Акт от 1894 г. была внесена поправка, согласно которой споры между предпринимателями и профсоюзами могли передаваться в суд лишь при согласии обеих сторон. В 1936 г. новое правительство приняло новую поправку к Акту, объявив незаконной такую практику, когда работодатель принимал на работу взрослого человека, который не был членом профсоюза и не хотел им стать. Таким образом, жесткие условия closed shop были заменены более мягкими условиями union shop, что вызвало небывалый рост профсоюзного членства. В 1961 г. правительство приняло еще одну поправку к Акту о промышленном примирении и арбитраже, которая заменила принудительное членство в профсоюзах на два вида «предпочтительных статей»:

а) «квалифицированное предпочтение», которое разрешало работодателю принимать нечлена профсоюза при условии, что никто из членов профсоюза не обладает равной квалификацией;

б) «неквалифицированное предпочтение», когда любой принятый на работу нечлен профсоюза был обязан вступить в профсоюз в течение 14 дней, но этот вид профсоюзной защиты становился действенным, если за него проголосовали не менее 50 % занятых работников.

Такой вид профсоюзного монополизма преобладал в стране до 1976 г., когда очередная поправка к Акту о трудовых отношениях установила, что Министерство труда может периодически проводить на предприятиях и в организациях голосование по поводу отношения работников к условиям статьи о «неквалифицированном предпочтении» в области занятости. Начиная с 1977 года около 90% голосов было подано за сохранение системы «неквалифицированного предпочтения» при найме работников. Однако в ходе двух последних десятилетий общественное мнение страны стало склоняться в сторону демократизации трудовых отношений в целом и отмены профсоюзных привилегий в частности.

Принятый в 1991 г. Акт о трудовых контрактах исключил из своего содержания понятия «профсоюз» и «профсоюзные права» и ввел термин «организация работников». Такая организация приобретает статус юридического лица, но лишается традиционных привилегий профсоюзов. Согласно этому Акту, организацией работников может быть не только профсоюз, но и любая другая организация, защищающая права и интересы людей труда. Почти все законодательные нормы о правах и полномочиях профсоюзов были отменены, включая право профсоюзов представлять работников в ходе коллективных переговоров и при рассмотрении трудовых споров. В 1993 г. в Новой Зеландии был принят Акт о правах человека, в котором дискриминация в сфере занятости объявлялась незаконной.

По мнению специалистов в области трудового права, «новозеландская» модель выглядит как крайнее воплощение в трудовом законодательстве идей либерализма, расценивающего деятельность профсоюзов и их традиционные права как анахронизм, пережиток промышленной эры и как препятствие экономическому прогрессу в постиндустриальном обществе. Подобная трактовка роли профсоюзов не встречает поддержки на Западе и считается проявлением экстремизма в регулировании трудовых отношений.

Зарубежные профсоюзы за длительный период существования накопили немалую собственность, которую стремятся использовать в интересах своих членов.