Процесс становления современной системы социальной работы

С начала 90-х гг. XX в. в нашей стране стала складываться социальная работа как профессиональная деятельность. В 1991 г. в России появились профессии социального работника, специалиста по социальной работе, социального педагога. Становление их было сопряжено со сложным и противоречивым процессом реформирования России, перехода отечественной экономики на рыночные механизмы хозяйствования. С января 1992 г. независимая Россия приступила к либерально-радикальным реформам, в ходе которых рычаги государственного регулирования экономики были сведены до минимума. Началось разрушение не только существовавшей экономической системы, но и гарантированной системы социального обеспечения. Предполагалось, что вхождение России в рынок путем отпуска цен будет молниеносным, а возникшие в связи с этим социальные трудности «быстро-проходимыми» [6]. Российская власть стремилась компенсировать социальные издержки форсированного рыночного реформирования, получившего название политики «шоковой терапии». Однако социальные меры, проводившиеся в стране в 1992—1993 гг., были недостаточными и неадекватными тем социальным тяготам, которые обрушились на большинство россиян.

Реформирование системы социальной защиты населения, осуществлявшееся в России во второй половине 90-х — в начале 2000-х гг., должно было обеспечить социальную стабильность в обществе, сократить масштабы бедности, сохранить важные социальные права граждан. Предполагалось, что этому будет способствовать экономический рост в стране. Но устойчивых позитивных результатов в экономике получить не удалось. Августовский (1998 г.) финансовый кризис, усиление сырьевой ориентации нашей экономики, слабое развитие производственной сферы привели к инфляционным всплескам и сохранению низкого уровня жизни основной массы населения России. В результате и по сей день не удается обеспечить прочной социальной стабильности в обществе и существенно изменить к лучшему социальную ситуацию в стране [6]. Социальная работа, будучи частью социальной, политики и важным механизмом обеспечения социальной защиты, развивается в соответствии с общим социально-экономическим курсом, осуществляемым в государстве. Стратегия реформационного процесса, его концепция во многом определяют направленность преобразований в области социальной защиты, формируют соответствующую модель социальной работы.

В условиях складывания в нашей стране олигархического варианта либеральной общественной системы социальная политика не стала, да и не могла стать, приоритетной. Все это соответствующим образом отразилось на системе социальной защиты и возможностях социальной работы. Их противоречивый характер является реальностью нашего времени. Он проявляется в наличии как позитивных, так и неблагоприятных тенденций развития этой сферы. К числу первых можно отнести: создание разветвленной сети учреждений социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов; организацию социально-реабилитационных служб для дезадаптированных детей и подростков (приютов, реабилитационных центров); создание специализированных служб социальной помощи семье и детям; развитие разнопрофильных социально-консультативных служб и др.

На рубеже 1990—2000-х гг. в Российской Федерации сформировалась новая социальная инфраструктура. По данным профессора С. А. Беличевой, она включает в себя более 3 тыс. государственных разноведомственных учреждений социального обслуживания, где безвозмездно получают психологическую и психосоциальную помощь самые разные, и прежде всего малообеспеченные, слои населения. Если же учитывать все многообразие социальных служб, не ограничиваясь учреждениями, оказывающими специализированную психологическую поддержку, то их насчитывалось в несколько раз больше названной цифры. [1] Стала реальностью и практика оказания разноплановой социально-медицинской помощи инвалидам, одиноким пожилым, тяжелобольным людям. В ряде ЦСО при местных органах социальной защиты населения созданы специализированные отделения социально-медицинского обслуживания на дому. Действуют и специальные учреждения (отделения) хосписного типа. Позитивной стороной развития социальной работы в современной России стало оформление системы социально-реабилитационных служб для дезадаптированных детей и подростков, в число которых входят специализированные центры, социальные приюты и др. Многие социально-реабилитационные центры для беспризорных и безнадзорных содержат при себе приюты их временного пребывания или же сами выполняют функции таких приютов.

Временным местом пребывания дезадаптированных детей, где им оказывается медицинская, психологическая помощь и решаются вопросы их дальнейшего жизненного устройства является социальный приют. В социальном приюте оказывают экстренную помощь детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, включая тех, кто находится под влиянием улицы и криминальных структур. [25] Помимо специализированных социально-реабилитационных учреждений для несовершеннолетних, ориентированных непосредственно на дезадаптированных детей и подростков, большую работу с семьями проводят территориальные центры социальной помощи семье и детям, центры психологической помощи и другие службы. Важным компонентом профессиональной социальной работы является консультационная деятельность. В современной России получили развитие разнопрофильные социально-консультационные службы. Среди лиц, нуждающихся в консультационной помощи, особое место занимают люди пожилого возраста и инвалиды.

Специалисты территориальных центров социальной помощи семье и детям, кризисных центров по роду своей деятельности занимаются семейным консультированием, которое становится все более востребованным в условиях современной России. На профессиональном уровне консультационную помощь по вопросам трудоустройства и переподготовки оказывают работники центров занятости населения. Отмечая положительный опыт становления и развития социальной работы, отдавая должное некоторым позитивным явлениям в области социальной защиты, все же нужно признать, что пока здесь сохраняются и негативные тенденции. Среди них следует, прежде всего, выделить: ослабление государственной поддержки сферы социальной защиты и снижение объемов ее финансирования; нарастание сложностей в пенсионном реформировании; развертывание процесса децентрализации системы социальной защиты без обеспечения необходимыми государственными гарантиями; наращивание усилий по коммерциализации социальной сферы и расширению платности социальных услуг в условиях массовой бедности населения; усиление рестриктивной направленности политики в сфере занятости; слабое развитие организованной благотворительности, направленной на оказание социальной помощи и поддержки нуждающимся [25].

Несмотря на определенные позитивные сдвиги в деле социальной защиты населения, в организации профессиональной социальной работы, российским властям так и не удалось существенно изменить к лучшему положение в социальной сфере. Форсированная приватизация, проводившаяся в нашей стране в 90-е гг. XX в., с одной стороны, позволила быстро создать социальную опору новой власти — тонкий слой, имеющий огромные средства, а с другой, привела к утрате государством ресурсов, необходимых для прогрессивного развития общества и проведения социально ориентированной политики. По этому поводу хорошо высказался недавно председатель Счетной палаты Российской Федерации СВ. Степашин. «Обвальная приватизация, — отмечал он, — лишила российское общество ресурсов, необходимых для развития. И прежде всего для обеспечения внешней безопасности и развития сферы, общественных благ (образования, здравоохранения, отдыха)». К этому перечню вполне можно добавить и социальную защиту, стержень которой составляет социальное обеспечение. В нашей стране произошло ослабление государственной поддержки данной сферы и снижение объемов ее финансирования. Преодолеть эту тенденцию не удается и поныне.

Установка на ограничение государственной поддержки сферы социальной защиты наглядно проявилась в ходе подготовки и реализации в России печально известного Закона о монетизации льгот, вышедшего в свет под номером 122-ФЗ в августе 2004 г. Введению монетизации должна была предшествовать реформа доходов населения. Непродуманность закона о монетизации льгот заключается и в том, что в нем не был в необходимой мере предусмотрен поэтапный и избирательный характер нововведений. На деле произошло, так сказать, шараханье из стороны в сторону. [1] К 2005 г. стали нарастать сложности и в пенсионном реформировании, что дало основание некоторым аналитикам говорить о пробуксовке пенсионной реформы, называть ее неудавшейся. Несмотря на то, что с начала пенсионной реформы произошло определенное увеличение размера пенсий, их средняя величина остается все еще крайне низкой, не отвечающей минимальным потребностям пожилых граждан. Нарастание сложностей пенсионного реформирования проявляется в сохранении низких ставок пенсионного замещения и прогнозировании их дальнейшего снижения. Законы рыночной экономики диктуют необходимость внедрения принципов самоокупаемости в различные области общественной жизни, включая социальную сферу.

Но применительно к социальной защите недопустимо ускоренно их внедрять в России — стране с высоким уровнем бедности и нищеты. Реалии таковы, что сегодня бесплатное социальное обслуживание сохраняется только для отдельных групп населения в соответствии с утвержденным перечнем, а основной акцент делается на привлечение средств самих граждан. В последние годы наметилась тенденция чрезмерной коммерциализации в социальном обслуживании. Нередко в перечень дополнительных платных услуг, оказываемых населению Центрами социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, стали попадать и обязательные, гарантированные государством услуги. Реальностью современной России является все еще слабое развитие организованной благотворительности, направленной на оказание социальной помощи и поддержки. Благотворительность как проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность помогать неимущим занимает особое место в общественной жизни. [16]

В целом в развитии социальной защиты и социальной работы в современной России наблюдаются различные тенденции. С одной стороны, имеются позитивные явления, к числу важнейших из которых можно отнести создание и широкомасштабное функционирование целой сети современных учреждений социального обслуживания (ЦСО, центры психолого-педагогической помощи населению, геронтологические центры, социальные приюты для детей и подростков, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, территориальные центры социальной помощи семье и детям и др.). Здесь многие нуждающиеся могут на профессиональном уровне получить необходимую помощь, совет, поддержку. Но, с другой стороны, социальная направленность так и не стала основополагающей составляющей в практической деятельности государственной власти нашей страны. Установка на ускоренную либерализацию в социально-экономической области, активно осуществлявшаяся в 1990-е — начале 2000-х гг., привела к ослаблению регулирующей роли государства. А это обернулось снижением государственной поддержки сферы социальной защиты, уменьшением объемов ее финансирования. Внедрение принципов самоокупаемости в систему социальной помощи, наращивание усилий по ее коммерциализации в условиях массовой бедности оборачивается ограничением возможностей значительных слоев населения в получении необходимых социальных услуг.