Пути борьбы с бюрократизмом

Глобальный финансово-экономический кризис, который в равной степени поразил многие страны, в том числе во второй половине 2008 г. и Россию, создал определенные предпосылки для реального реформирования российской бюрократии. Другое дело, по какому из возможных вариантов сценариев пойдет это реформирование – регрессивному или прогрессивному. Первый из этих сценариев уже написан и реализуется нынешней властной элитой и обслуживающими ее бюрократами. Он подразумевает широкое использование патриотической риторики, которая до недавнего времени поддерживалась высокими ценами на углеводородное сырье. При этом, однако, существенно более значимые активы – в первую очередь инновационные – восстановлены или вновь созданы не были. Население страны подсело на иглу потребительского кредитования, не подкрепленного в полной мере нормативно-правовой базой.

В этих условиях управление экономикой страны представлялось действующей властной элите достаточно простым процессом, напоминавшим управление плановой экономикой. Дискуссии ушли в прошлое, и отечественные чиновники разрабатывали долгосрочные прогнозы социально-экономического развития России, забыв об экономических циклах, возможном «перегреве» экономики и т. д. Нас извещают посредством СМИ, что планы по достижению экономического благополучия окончательно реализуются в 2020 году. В документах, рассчитанных на 10–15 лет, значительное место отводилось и отводится техническим расчетам социально-экономических показателей, а не их качественному обоснованию.

Вертикаль исполнительной власти оказалась построенной по худшим советским образцам единоначалия и унификации, предусматривающим воспроизводство обезличенной массы чиновников. Эта вертикаль закачалась в условиях кризиса, преодоление которого требует принятия нестандартных оперативных решений на основе принципиально иных взглядов на развитие экономики и общества. Альтернативой является развитие репрессивной бюрократии, реализующей свои, в том числе и ошибочные, решения посредством силового (в широком смысле) давления на общество и субъекты экономической деятельности.

В любом случае в настоящее время требуется существенное кадровое обновление современной российской бюрократии. При этом вербовка кадров должна происходить в первую очередь из экспертного сообщества, не интегрированного в жизнь действующего чиновничьего аппарата. Предыдущий провал попыток принципиального кадрового обновления российского чиновничества в начале 1990-х годов был связан именно с тем, что «вброшенные» в систему кадры – эксперты – не создали критической массы и были либо поглощены системой, либо отторгнуты ею[12].

Чиновничество стало самостоятельной силой, которая, даже совершая абсолютные глупости, остается безнаказанной. Госаппарат стал безликим, бедным на яркие личности. А безликость может выиграть, только выдвигая на первый план прикрывающего его лидера. Готовящаяся на смену состарившихся чиновников молодежь в лице «проправительственных» молодежных движений, а также собственные дети только усиливают и укрепляют нынешний и без того жестокий и неистребимый бюрократизм.

Возрождение России невозможно без сильного лидера. Но возрождение страны – это прорыв в будущее, когда не страна подстраивается под лидера, а нанятый страной на президентских выборах лидер – под страну.

Важной проблемой является также коренное изменение психологии чиновников, особенно чиновников высших категорий, реально принимающих управленческие решения. Как и в годы коммунистического режима, чиновники воспринимают себя, как неких национальных лидеров, заботящихся о благе вверенного народа. Однако в обществе должно быть сформировано отношение к чиновникам, как к своим слугам, которые выполняют ответственную и хорошо оплачиваемую обществом работу. Но – без претензий на национальное лидерство. Только принципиальное обновление кадров чиновников позволит решить данную проблему. Идеальный в нашем представлении профиль чиновника – технократ, не связанный идеологическими обязательствами и при принятии решений использующий критерии экономической и социальной эффективности. Тесно связан с этой проблемой и вопрос о коренном пересмотре управленческого представления о России. Курс на унификацию управленческих решений без учета разнородности страны (территориальной, доходной, культурной и религиозной, социальной) в сочетании с принципом необсуждаемости решений приводит к нежелательным социальным эффектам. Экспертиза законопроектов на предмет их коррупциогенности должна быть дополнена обязательной экспертизой их возможного влияния не только на адресную группу (регионов, населения), но и на другие группы этих российских структур[13].

Таковы принципиальные подходы к реформированию российского чиновничества в ходе реализации модернизационного проекта. Его прогрессивный вариант может быть в полной мере реализован в том случае, если в ходе экономического кризиса появится точка бифуркации (как это было, например, в августе 1991 г. или октябре 1993 г.), и зависит от того, насколько реформаторские силы нынешней власти, а также конструктивные оппозиционные силы смогут воспользоваться открывающимися в этом случае возможностями.