Создание Человеколюбивого общества

Человеколюбивое общество было основано Высочайшим рескриптом Александра I на имя камергера Витовтова 16 мая 1802 г. Первоначально общество приняло название «Благодетельного общества».

В рескрипте император так обосновывал необходимость учреждения общества: «Обыкновенное подаяние нищим, умножая только число оных, не успокоит старца, отягощенного летами, не возвратит здоровья юноше, увядающему на заре дней своих, не избавит от смерти или порока младенца, долженствующего быть подпорой Отечества. Нередко также наглый тунеядец похищает от руки благодетелей то, что назначено было отцу семейства, томящемуся на одре смерти и отчаяния. Из сего следует, что растроганным быть наружным и весьма часто обманчивым видом нищеты и убожества не есть еще благодеяние. Надлежит искать несчастных в самом жилище их — в сей обители плача и страдания. Ласковым обращением, спасительными советами, словом, всеми нравственными и физическими способами стараться облегчить судьбу их; вот в чем состоит истинное благодеяние!»

Любопытным также представляется избранный Александром I механизм формирования руководства нового общества. Пытаясь избавиться от традиции назначения бюрократов-руководителей, император писал: «Назначу я трех членов, которые единогласно выберут четвертого, четыре — пятого, пять — шестого, шесть — седьмого, семь — восьмого, восемь —девятого, а сии девять членов уже по большинству голосов дополнят число семнадцать». Вскоре были назначены первые три руководителя Общества. Ими стали министр коммерции граф Румянцев, надворный советник Щербаков и иностранный купец Фан-дер-Флит.

Одновременно с созданием Благодетельного общества по приглашению Витовтова пять врачей (известные тогда в столице медики Фрейтанг, Вельцен, Эллизен, Уден и Тимковский) занялись разработкой плана учреждения медицинских заведений для помощи бедным, а 18 мая 1802г. по решению Александра I был создан особый Медико-филантропический комитет.

В 1804г. Комитет разработал программу медицинской помощи и она была одобрена императором. В обязанности комитета входили:

1) домовое призрение бедных больных;

2) организация по городу специальных «диспенсариев» (лечебниц для приходящих), где больные могли бесплатно лечиться и получать лекарства;

3) помощь пострадавшим на улице от несчастных случаев;

4) организация лечебниц для больных, страдающих инфекционными заболеваниями;

5) призрение «искаженных природой или случаем, воспитание глухонемых и слепых».

В пособие Комитету ежегодно выделялась сумма в 24 тыс. рублей серебром (в тот период обозначилось существенное расхождение между бумажным, и серебряным рублем, что объяснялось ростом эмиссии бумажных денег во второй половине XVIII в.: за 1 рубль серебром давали 3-3,5 рубля ассигнациями).

Вскоре Комитет развернул свою деятельность в Петербурге. Во всех 11 частях столицы были организованы «диспенсарии» и назначены в них врачи; в Петербургской, Московской и Рождественской частях столицы созданы инфекционные лечебницы (на шесть кроватей каждая); в 1806г. открылась первая в России глазная лечебница для. бедных (на 25 мест); было назначено несколько акушеров и зубных врачей для помощи неимущим больным. В то же время лица, первоначально руководившие делами Комитета, вскоре увлеклись грандиозными филантропическими идеями, требующими громадных государственных затрат.

Видимо, поэтому Александр I охладел к делам Медико-филантропического комитета и вновь обратил свое внимание на Благодетельное общество. Получив значительную материальную поддержку (в 40 тыс. рублей серебром в год). Общество начало активную работу. Так, в 1805г. оформилась его структура. Были созданы: «Благодетельный комитет», в задачи которого входило налаживание контактов с иностранными и отечественными филантропами; «Ученый комитет», занимавшийся сбором и анализом сведений о возможных улучшениях в плане благотворительной деятельности; «Попечительский комитет», в обязанности которого входило «оказание денежной помощи истинно бедным и несчастным людям». Первоначально также предполагалось создать и специальный «Юридический комитет» для оказания правовой помощи неимущим, но этот проект не осуществился.

Надо заметить, что в деятельности Попечительского комитета впервые возникает некоторая определенность. Так, помимо выплаты единовременных пособий («подачек»), особо нуждающимся назначалась постоянная пенсия (до 200 рублей в год). В ведение Комитета был передан и «Дом трудолюбия», основанный в 1806г. для воспитания девиц-сирот из благородного сословия (дворянок). В 1810г. в обязанности Комитета вошло и оказание помощи неимущим, обращающимся с прошениями в Государственный Совет и в Комиссию прошений. В связи с этим ежегодные ассигнования Благодетельному обществу были увеличены еще на 36 тыс. рублей.

Наконец, в 1812-1814 гг. к Обществу были присоединены остатки Медико-филантропического комитета, а главным попечителем от Государственного Совета стал тайный советник князь А. Н. Голицын, который в 1816г. представил на рассмотрение Императора проект образования «Императорского Человеколюбивого общества». Проект был одобрен и общество получило значительную материальную поддержку со стороны государства: на его содержание ежегодно выделялось 250 тыс. рублей ассигнациями (или примерно 70 тыс. рублей серебром).

В качестве основных задач деятельности Человеколюбивого общества были выделены три:

1) забота о дряхлых, престарелых и немощных;

2) трудоустройство неимущих;

3) помощь в воспитании сирот и детей бедных родителей.

К 1825г. (то есть к началу царствования Николая I Общество учредило в Петербурге Медико-филантропический и Попечительный комитеты (1816), институт слепых и дом воспитания бедных детей (1819), дом для призрения малолетних бедных разночинного звания (1822); в Москве и ее окрестностях Попечительный комитет о бедных (1818), убежище для бедных в с. Болшеве (1819), Маросейкий богаделенный дом (1825). Кроме того, в 1816-1821 гг. были открыты отделения Общества в Казани, Воронеже, Уфе, Слуцке (Белоруссия) и Аренсбурге (о. Сааремаа в Эстонии).

Надо заметить, что деятельность Общества носила всеобъемлющий характер. Это выражалось в том, что оно открывало учебно-воспитательные учреждения, богадельни, дома с дешевыми квартирами, ночлежки, народные столовые, больницы и диспансеры, швейные мастерские и т. п. В 1816-1825 гг. активно работал Ученый комитет Общества, издававший специальный «Журнал Императорского Человеколюбивого общества», ставший первым в России печатным периодическим изданием, посвященным непосредственно проблемам призрения; в круг действий Ученого комитета входило также попечение и поощрение неимущих литераторов и художников. В то же время работа Общества носила по преимуществу «столичный» характер: его заведения в основном располагались либо в двух столицах, либо в их ближайших пригородах.

В годы царствования Николая I (1825-1855) в работе Общества произошли как позитивные, так и негативные перемены.

Открылось 32 новых заведения в составе Общества, то есть произошло расширение его деятельности. В 1838г. в Петербурге и Москве при Обществе были созданы специальные комитеты «по разбору и призрению просящих милостыню», в обязанности которых входила не только беспощадная борьба с тунеядцами, виновными в нищенстве, и определение их в работные дома, но и, что немало важно, тщательное рассмотрение случаев нищенства и оказание материальной помощи нуждающимся, добровольно явившимся за нею.

Администрация комитетов состояла из вице-президента и восьми членов, включая юристов и врачей, которые вели бюллетени о количестве прибывших за день нищих, заполняя на каждого «разборный листок» со следующими рубриками: имя, фамилия, сословие, возраст, национальность, вероисповедание, особые приметы, состояние здоровья, место жительства, ремесло, опись ценностей и вещей, сданных на хранение. Обычно нищих доставляли городовые, порой они приходили и сами с просьбой о пособии. Помощь оказывалась разнообразная — деньгами, продовольствием либо лекарствами. После опроса и первичной санитарной обработки новичка остригали, вели в баню и переодевали. Он поступал в полное распоряжение Комитета, получая питание и ночлег.

Один раз в неделю проходили заседания Комитета, на которых проводилась сортировка поступивших. Дряхлых и больных помещали в богадельни и больницы, которых, к слову, хронически не хватало. Здоровых нищих отправляли на фабрики и в мастерские, иногда такие мастерские создавались самими комитетами. Праздношатающихся, злостных нищих и бродяг отсылали либо на поселение в Сибирь, либо на родину или в места предыдущего проживания. Все эти процедуры очень дорого обходились казне, финансировавшей деятельность антинищенских комитетов, учитывая расходы на еду, обувь, одежду, лечение (иногда — похороны), наконец, переезды. Подавляющее большинство высланных вновь возвращались в столицы, а полученную в комитетах экипировку (рубашку, пиджак, брюки, ботинки, полушубок) продавали скупщикам, вырученные деньги пропивая. Кое-кто из нищих по нескольку раз в год проворачивал подобные «операции»: в печати однажды упоминался нищий, 45 раз попадавший в приемник.

Фактически антинищенские комитеты оказались мерой неэффективной: количество нищих в столицах непрерывно росло (в начале 1860-х гг. только в Москве промышляло не менее 40 тысяч нищих, собиравших в год более 3 миллионов рублей подаяния), а помощь со стороны комитетов оборачивалась узаконенной государством милостыней; не случайно сами нищие хвастались, Намекая на винную монополию: «Отчасти приносим пользу казне. Перегоняем одежду на вино!». Бесполезность работы антинищенских комитетов вскоре стала очевидной и правительству. В 1854г. Николай I своим указом категорически запретил нищенство в империи, о выполнении которого вскоре было императору доложено — учет нищих в стране был попросту прекращен.

Вместе с тем в 1832г. была прекращена деятельность Ученого комитета Человеколюбивого общества; в 1855г. закрыто «Общество посещения бедных» (созданное в составе Человеколюбивого общества в 1846г.). В общем же правление Николая I оказывало негативное воздействие на общественную благотворительность — «администрация смотрела на нее подозрительно и тормозила ее начинания». Прибавлялось и то, что для открытия благотворительных обществ всегда требовалось Высочайшее соизволение, добиться которого в условиях усиления борьбы с «крамолой» и общего недоверия к обществу со стороны власти было затруднительно.

Во второй половине XIX в. деятельность Человеколюбивого общества расширилась, развиваясь по трем основным направлениям:

1) упорядочение работы Общества;

2) реорганизация действовавших благотворительных заведений;

3) открытие новых заведений и отделений Общества.

К мероприятиям по упорядочению работы Общества можно отнести следующие: учреждение специального Хозяйственно-технического комитета, в функции которого входили организация торгов, поиск выгодных подрядов и производственная деятельность; образование так называемых «кружечных комиссий» (в Петербурге и по линиям железных дорог) для сбора добровольных пожертвований; учреждение особого Учебного комитета для наблюдения за учебно-воспитательным процессом в своих заведениях. Кроме того, была восстановлена деятельность Ученого комитета.

В 1850-1860-е гг. в ведение Человеколюбивого общества перешли и некоторые благотворительные заведения Москвы, в том числе Московский попечительный комитет, Общество поощрения трудолюбия и Братолюбивое общество. Вместе с этими обществами было принято и обширное хозяйство: рукодельные школы, мастерские, больница, квартиры для бедных, школы для приходящих детей. В 1870гг. в Москве также были открыты кулинарная школа, народные столовые, школа портних, ремесленно-исправительный приют для девочек, устроены дешевые квартиры для престарелых гувернанток, организовано попечительство о недостаточных ученицах Московской консерватории. В начале 1880-х гг. основаны дом воспитания военных, сирот и «Убежище для у вечных воинов».

Открылись новые отделения Общества в провинции (Казани, Воронеже, Уфе, Костроме, Угличе, Скопине [ныне Рязанская область], Пензе и др.). В недрах Общества велись работы по благотворительной тематике и в 1887г. увидело свет семитомное издание «Сборник сведений по вопросам общественной и частной благотворительности».

К началу 1900-х гг. Человеколюбивое общество превратилось в весьма разветвленную структуру, включавшую в себя различные типы благотворительных заведений. Отделения Общества имелись в двух столицах и в 25 провинциальных городах и местечках. Насчитывалось до 200 заведений Общества (в том числе: 57 учебно-воспитательных заведений для сирот и детей; бедных родителей (на 5500 мест); 63 богадельни (на 2000 мест); 32 дома бесплатных и дешевых квартир (на 2500 мест); 7 народных столовых (на 2500 обедов в день); 6 домов трудолюбия (на 1000 человек); 26 комитетов, оказывавших временную помощь бедным; 19 больниц и лечебниц).

Ежегодно Общество расходовало на благотворительные цели до 1,5 млн рублей. Источниками средств являлись как частные пожертвования, взносы сотрудников Общества и императорской семьи, так и проценты с капиталов и доходы с недвижимой собственности (последняя на начало 1897г. оценивалась в 10,4 млн рублей). Членов Общества (от попечителей, почетных и действительных членов до воспитателей, преподавателей, врачей и др.) насчитывалось около 4,5 тыс. человек.

Во второй половине XIX в. нарастал процесс постепенного «огосударствления» Общества. С 1897г. работа в Обществе стала приравниваться к государственной службе и сочетаться с обычной чиновной службой по «Табели о рангах», вплоть до V класса включительно. Чиновникам Общества отныне полагались государственные пенсии и льготы. В том же году был учрежден особый наградной знак Императорского Человеколюбивого Общества.