Схемы развития демографического перехода

В соответствии с точкой зрения, отрицающей универсальность демографического перехода, выделяют, по крайней мере, три схемы его развития.

Первая была характерна для Франции, где смена режимов рождаемости и смертности шли почти параллельно[4]. Во Франции никогда не было высокой рождаемости. Здесь, даже и в прошлые века, число детей в семье не превышало в среднем 3 человек. Поэтому Франция не знала демографического взрыва. Численность населения в стране стабилизировалась уже к концу прошлого века, и население вышло на модель простого и даже суженого воспроизводства. В стране раздавались точно такие же алармистские призывы, как мы слышим сегодня в России. Говорили о "вырождении нации" и т.д. Но Франция является исключением из общего правила.

Вторая схема развития демографического перехода является более универсальной. Примером может служить Великобритания. Здесь сокращение смертности началось в то же время, что и во Франции, т.е. в конце XVIII века, а сокращение рождаемости на 100 лет позже. В результате, за население страны возросло на 26 млн. чел. или в 3,4 раза (для сравнения, во Франции рост численности населения составил порядка 40%). Такой бурный рост населения в сочетании с колониальной политикой, проводимой Великобританией привел к эмиграции из страны порядка 10 млн. чел. Аналогичные процессы происходили повсюду в Европе, удвоившей численность населения в течение XIX век. Демографический взрыв в Европе окончился к началу XX века, но он имел колоссальное значение, так как способствовал не только росту численности населения в регионе, но и освоению Нового Света. Однако, процессы, происходившие в Европе, не оказали существенного влияния на изменение численности мирового населения из-за незначительных размеров региона в мировом масштабе и сравнительной малочисленности его населения.

Такие сдвиги начались позже, когда демографический переход начался в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Хотя здесь он и протекает по общей схеме, все-таки можно выделить целый ряд специфических черт. Итак, третья схема реализуется в странах Третьего Мира. Ее отличие в чрезвычайно быстрых темпах снижения смертности, которые можно объяснить только высоким уровнем развития мировой медицины. Массовое же снижение рождаемости начинается с большим запаздыванием, поэтому превышение рождаемости над смертностью достигает гигантских размеров. Поскольку в странах Третьего Мира проживает около 70% всего населения, то демографический взрыв там обеспечивает сегодня высокие темпы роста населения мира. Если в середине ХХ века численность населения составляла 2,5 млрд. человек, то к началу XXI-го она перевалит через 6 млрд[5].

Концепция второго демографического перехода

Как попытка дать адекватное теоретическое объяснение современной и будущей ситуации, возникла гипотеза "Второго демографического перехода", происходящего в Европе (сходные идеи выдвигаются также в рамках гипотезы о пятой фазе демографического перехода). Авторы концепции второго демографического перехода Р. Лестег и Д. Ван де Каа доказывают, что современная демографическая ситуация и главная ее особенность - снижение рождаемости ниже уровня, обеспечивающего простое воспроизводство населения - обусловлены принципиально иными причинами по сравнению со снижением рождаемости во время первого демографического перехода. Центральная идея, лежащая в основе концепции второго демографического перехода, была заложена в 1986 году. Ван де Каа утверждает, что с середины 1970-х годов Европа вступила на новую стадию в ее демографической истории. Он предполагает, что демографический переход 19 столетия необходимо рассматривать как первый переход. "Неожиданные", "запутанные" изменения в демографической ситуации с середины 1960-х годов отметили начало второго демографического перехода. К этому времени уже закончился послевоенный "бэби-бум" и утвердилась долговременная тенденция к дальнейшему снижению рождаемости.

Среди исследователей нет еще единого мнения обо всех причинах второго демографического перехода, но преобладает точка зрения, что он является следствием широкого развития индивидуалистически ориентированной системы ценностей и соответствующем изменении норм поведения, в том числе и демографического[6]. Происходит значительное увеличение степени свободы как в выборе индивидуальных целей, так и средств их достижения.

Ван де Каа и Р. Лестег рассматривают второй демографический переход как "результат движения общественного сознания от консерватизма к прогрессивности, при этом прогрессивность понимается как толерантность и восприимчивость к новым ценностям и моделям поведения"[7].

Они выделяют четыре основных черты этого перехода:

1)        переход от "золотого века" брака к его закату, то есть широкое распространение юридически неоформленных форм совместной жизни и альтернативных форм семьи

2)        переход от детоцентристской модели семьи к индивидуалистически ориентированной "зрелой" паре партнеров с одним ребенком

3)        переход от превентивной контрацепции, предназначенной для предотвращения рождений ранних детей, к сознательному планированию рождения каждого ребенка

4)        переход от унифицированной модели к плюралистическим моделям семьи

Таким образом, демографические изменения в шестидесятых годах - это результат изменения (ставшего весьма целеустремленным, индивидуалистическим) поведения как мужчин и женщин по отдельности, так и непосредственно пар. В области брачности и рождаемости доступность новых, высокоэффективных средств контрацепции, часто сопровождаемая увеличенными возможностями совершения аборта и стерилизации, послужила неким катализатором.

Индустриальные страны действительно достигли нового уровня в своем демографическом развитии. При этом существует полный контроль над рождаемостью. И поскольку пары испытывают недостаток мотивации иметь более одного или двух детей, рождаемость опускается ниже уровня возмещения поколений. Вместе с тем, ряду стран Северо-Западной Европы удалось в 1990-е годы добиться заметного роста рождаемости благодаря целенаправленным мерам по её стимулированию.

От общих положений теории демографического перехода перейдем к рассмотрению особенностей этого процесса в России.

Третий демографический переход: международные миграции

Известный британский демограф Д. Коулмен, высказав ряд скептических замечаний в адрес теории второго демографического перехода, ввел в оборот термин "третий демографический переход", обозначив им процесс, в результате которого в развитых странах с низкой рождаемостью коренное население может стать меньшинством. Всему виной фактор, который не принимался в расчет ранее. Речь идет о миграции. В современном мире влияние иммиграции на динамику численности населения развитых стран стало настолько значительным, что его уже невозможно обойти вниманием. В то время как численность местного населения остается стабильной или даже несколько снижается, мигранты из развивающихся стран становятся все более заметны[8].

В качестве аргументов своей теории Д. Коулмен приводит прогнозы, которые строят демографы, учитывая ситуацию в западных странах. Итак, "экстраполяция современных тенденций позволяет сказать, что уже к 2050 году "белое" население США окажется в меньшинстве"[9]. Среди остальных учетных групп будут доминировать иммигранты из числа так называемых "hispanic", т.е. "испано-язычных", которые оставят за флагом давно обосновавшихся в США "афроамериканцев", постоянно въезжающих "азиатов" и немногочисленных потомков коренного "индейского" населения. Аналогичная судьба (утрата лидирующих позиций "белых") ждет Великобританию к 2100 году. Разумеется, эти прогнозы осуществимы лишь при условии сохранении нынешних тенденций миграции.

Поэтому Коулмен призывает страны ответственней подходить к вопросу иммиграционной политике.