Национально-территориальное образование в РФ

Под национально-территориальным образованием в Российской Федерации подразумевается создание этносом (нацией, народностью), проживающим на территории своего традиционного обитания, собственного национально-государственного образования и наделение его статусом субъекта Российской Федерации. В России исторически сложились три типа указанных образований - республика, автономная область, автономный (ранее – национальный) округ.

Понятие «субъект Федерации», впервые введенное в российское конституционное право Конституцией 1993 г., связано с исторически сложившейся асимметричностью устройства Российской Федерации, наличием в ее составе государственных образований, основанных на национально-территориальном принципе (республики, автономии), и иных, основанных на территориальном принципе (края, области, города федерального значения). Охват всех этих форм понятием «субъект Федерации», не известным ранее действовавшим конституциям, подчеркнул их общую природу как равноправных членов Российской Федерации. В то же время это не исключает некоторых различий в их правовом статусе, а тем более экономических и иных социальных различий, сложившихся в процессе исторического развития. Это предопределяет основную цель государственной региональной политики - выравнивание не только правового статуса, но и фактических экономических и иных социальных возможностей субъектов Российской Федерации.

Децентрализация и экономическая регионализация России способствовали расширению самостоятельности ее субъектов в решении вопросов территориальной организации и управления.

Регионы России на 1 марта 2008 г

Рис. 1. Регионы России на 1 марта 2008 г.

В настоящее время в составе Российской Федерации находятся 83 субъекта, из которых к национально-территориальным образованиям относятся 26 субъектов, в том числе 21 республика, одна автономная область, 4 автономных округа (рисунок 1).[1] На долю национально-территориальных образований приходится 52% территории России, в них проживает 46% населения.[2]

Как видно из рисунка 1 к национально-территориальным образованиям относятся: республики Адыгея, Алтай, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Карелия, Коми, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Северная Осетия–Алания, Татарстан, Тыва, Хакасия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Удмуртская, Чеченская и Чувашская республики, Ямало-Ненецкий, Ненецкий, Чукотский, Ханты-Мансийский автономные округа, Еврейская автономная область.

Региональный подход к рассмотрению экономических проблем национально-территориальных образований РФ предполагает изучение территориальной специфики и интересов потребителей. Специфика российской регионализации заключается в существовании определенных противоречий во взаимоотношениях региональных властей с Федерацией и отсутствием научно обоснованного и практически действенного механизма анализа, планирования и прогнозирования социально-экономического развития региона в условиях рыночной экономики.

В России вопросы развития национально-территориальных образований тесно связаны с экономическим и административным районированием. С 1970-х гг. прошлого века экономические районы в СССР были официально признаны прогрессивной формой пространственной организации производительных сил, позволяющей получить народно-хозяйственный эффект. Практика многих лет показывает, что, несмотря на некоторые несоответствия и недостатки, при централизованном государственном управлении данная схема и механизмы работали достаточно эффективно.[3]

Термин «регион» появился в русском языке позднее, чем термин «район». Он связан, прежде всего, с новым направлением в экономической науке - региональной экономикой, определение которой дал академик Н. Н. Некрасов в 1975 г. Его заслугой является определение основных критериев региона и их классификация.[4]

Со временем термин «регион» приобрёл излишнюю многозначность. В учебных пособиях, словарях, публикациях определения понятия «регион» зачастую носят противоречивый характер и представляют собой общую трактовку.

В публикациях, посвященных региональным исследованиям, термин «регион» используется авторами по-разному. Так в одной из работ Р. И. Шнипера под регионом понимается республика, автономия, область, район, город;[5] в других источниках регионом называют экономические зоны, укрупненные районы, экономические районы, промышленные узлы, территориально-производственные комплексы, свободные экономические зоны; В. Н. Лексин и А. Н. Швецов в работе «Государство и регионы: теория и практика государственного регулирования территориального развития», несмотря на отсутствие чёткого определения, под регионом понимают субъект РФ, административно-территориальные образования, город.[6]

В Указе Президента РФ от 03.06.1996 №803 «Об основных положениях региональной политики в РФ» под регионом понимается «часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта РФ либо объединять территории нескольких субъектов РФ».

Всё вышеизложенное свидетельствует о невозможности дать однозначную трактовку понятию «регион». Если руководствоваться нормативно-правовыми документами, то относительно однородными региональными структурами, характерными для России, следует считать регион как экономический район, регион как федеральный округ, регион как субъект Федерации. В данном исследовании термины «регион» и «субъект РФ» будут использоваться только по отношению к национально-территориальному образованию с присущим ему социально-экономическим комплексом.

Итак, в данном исследовании национально-территориальное образование рассматривается как фактически существующая и действующая основная ячейка территориальной структуры страны, а именно - субъект Российской Федерации (республика, автономия), ставший в последние годы главным субъектом политических и экономических отношений. В данном исследовании субъект РФ (республика, автономия) - это не только хозяйственное образование, порожденное развитием территориального разделения труда, - он также представляет собой сформировавшуюся социально-экономическую систему и в то же время выступает подсистемой социально-экономического комплекса страны.

Важнейшие его признаки таковы:

- историческое прошлое каждой национально-территориальной общности, определяющее трудовые навыки населения, традиции, особенности взглядов и взаимоотношений людей;

- природно-ресурсный потенциал, оказывающий влияние на общую направленность производственной деятельности людей, на характер их материальных потребностей, особенности быта и расселения;

- комплекс экономических, социальных, политических и межнациональных отношений, сложившийся исторически и имеющий многообразные связи с внешней средой;

- наличие территориальных границ и территориальных органов управления.

Кроме того, национально-территориальное образование - субъект РФ обладает правом на саморазвитие и является неотъемлемой частью единого экономического, правового, территориального пространства Российской Федерации.

Основные понятия, цели, задачи и проблемы региональной экономики

Региональная экономика представляет собой совокупность экономических и социальных факторов в каждом регионе – субъекте РФ, а ее главной составной частью является размещение производительных сил на конкретной административной территории. Поэтому при всем разнообразии трактовок и мнений ученых под регионом в данном исследовании следует понимать национально-территориальное образование как определенную подсистему народного хозяйства, которая организуется на основе взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда.

С позиции системного подхода национально-территориальное образование как субъект РФ - это:

- относительно обособленная воспроизводственная система;

- относительно обособленная социально-экономическая система;

- подсистема хозяйственных взаимосвязей с другими субъектами РФ, включая надсубъектные образования, такие как федеральный округ.

Регион как хозяйственная подсистема представляет собой совокупность самых различных отраслей, охватывающих производство, распределение, обмен и потребление благ и услуг.

В настоящее время в связи с быстрым и не всегда подготовленным вхождением регионов в рынок предлагается новый критерий вычленения региона как субъекта рыночных отношений. А именно - емкость рынка какой-либо территории. Известно, что объем рынка неразрывно связан со степенью специализации общественного труда, то есть - разделением труда. Чем глубже общественное разделение труда, тем сильнее кооперационные связи между предприятиями какой-либо территории, тем глубже интеграция.

При всем различии мнений экономистов в трактовке понятия «региональная экономика» общим является признание объективной основы выделения региона - территориальное разделение труда, а в практическом плане единым остается территориальный аспект формирования рынка.

Таким образом, регион - это социально-экономическая пространственная целостность, характеризующаяся структурой воспроизводства, наличием территориальной интеграции форм собственности, концентрацией населения, рабочих мест, духовной жизни, имеющая соответствующие органы управления своей территорией (автономия, республика).[7]

Все эти и другие различия необходимо учитывать в региональной экономике, особенно при выработке рекомендаций по стабилизации и выходу экономики из кризиса, развитию рыночных отношений. Важно также иметь в виду, что экономическая наука уже в ближайшее время должна определить новое экономическое районирование с учетом особенностей посткризисного развития суверенных национально-территориальных образований в России.

Регион сегодня становится главным объектом экономических и политических отношений. Очень важно в этой ситуации определить специфику и приоритеты формирования региональной экономики, основанные на сравнительных преимуществах того или иного региона, особенностях его исторического и культурного развития.

Целью функционирования региональной экономики является обеспечение достаточно высокого уровня и качества жизни не только титульного этноса, но и всего населения соответствующего национально-территориального образования.

Экономика национально-территориального образования должна базироваться на использовании трех основных принципов:

1) тщательный учет потребностей населения региона, состояния и динамики формируемых рынков, интересов государства и отдельных предприятий;

2) создание условий для максимального приспособления структуры экономики региона к внутренним и внешним факторам;

3) активная реализация региональных интересов.

При этом функции региональной экономики следующие:

- в области производства: выпуск продукции и предоставление услуг по региональным программам для внутреннего и внешнего рынков; производство общественных товаров (авиалинии, железные и автомобильные дороги, очистные установки, зеленые насаждения и т.д.); оказание общественных услуг (образование, медицина, жилье, туризм, культурные мероприятия и др.);

- в области ценообразования: регулирование цен и тарифов; разработка всевозможных льгот и штрафных санкций; определение налоговой политики;

- в области распределения: формирование региональных каналов распределения товаров и услуг;

- в области обмена: стимулирование реализации товаров и услуг; послепродажное сервисное обслуживание; организация рекламы; формирование системы общественной информации, региональных систем телекоммуникаций, статистических баз данных и др.;

- в области потребления: обеспечение рационального уровня потребления.

Успешное функционирование региональной экономики во многом зависит от возможностей и умения администрации регионов принимать оптимальные решения, учитывающие интересы, как федерального центра, так и национально-территориального образования. Лицо каждого региона определяется не формами собственности, а способами управления экономикой, социально-экономическими отношениями, рациональным использованием региональных преимуществ, поиском методов сочетания общенациональных и региональных социально-экономических интересов, которые могут находиться в противоречии. Все это определяет разумную и действенную региональную экономическую политику.

В основе региональной политики лежат: учет специфики регионов в масштабе страны, перенос основных направлений экономических реформ на региональный уровень, всемерное развитие местного самоуправления, развитие предпринимательства на местах, решение внутри регионов социальных и экологических проблем, рационального использования природных ресурсов.

В условиях становления и развития рыночных отношений региональная политика призвана выполнить следующие основные задачи:

- сохранение единого внутреннего рынка страны, единства инфраструктуры систем энергетики, транспорта, связи, общей денежно-кредитной системы, единой налоговой системы, общего контроля за экспортом и импортом продукции при наличии свободы экономических, научно-технических и других договорных отношений между предприятиями по всей территории страны, свободной конкуренции производителей разных форм собственности, свободного движения товаров и капиталов;

- обеспечение достойного уровня жизни населения в каждом регионе, его постепенное выравнивание. Исключение чрезмерных контрастов в социальных условиях на основе увеличения выпуска продукции для обеспечения повседневных нужд населения и устойчивой работы предприятий. Расширение горизонтальных связей между регионами, формирование рынка труда и межрегионального регулирования занятости, создание рынка капиталов путем развития системы акционерных компаний, фондовых бирж, коммерческих банков и др.;

- оздоровление экологической обстановки, модернизация инфраструктуры и улучшение жизненной среды в сельской местности путем развития разных форм собственности и предпринимательства, упорядочение внешнеэкономических связей и др.;

- обеспечение стабильности в политическом отношении, недопущение межэтнической напряженности и противоречивости.

Реализация этих задач исключает унифицированный подход к проведению экономических реформ, ориентированных на средние условия. Необходима гибкая региональная политика с учетом особенностей каждого региона, различных стартовых условий вхождения в рынок, природно-ресурсного и трудового потенциала, экологической обстановки и природных условий в отдельных регионах.

Таким образом, региональная политика опирается на развитие региональной экономики, смещение центра тяжести от общих территориальных проблем Федерации на региональный уровень с учетом рациональности развития отдельных районов, не разрушая единого экономического пространства государства в целом.

Тем не менее, в экономиках значительной части национально-территориальных образований наблюдается четко выраженная тенденция к увеличению дотационности. В современных кризисных условиях данная тенденция привела к заметному увеличению количества дотационных и депрессивных регионов. Подробнее сравнительные показатели экономического развития национально-территориальных образований будут рассмотрены в следующем подпункте, поскольку сначала необходимо рассмотреть общую проблематику депрессивных субъектов Федерации.

Под депрессивным регионом в данном исследовании понимается национально-территориальное образование – субъект РФ, в наибольшей степени пострадавшее от негативных последствий мирового финансового кризиса (роста безработицы, спада производства, снижения реальных доходов населения) вследствие особенностей своей специализации и структуры. Депрессивный регион может представлять собой довольно благополучную территорию страны в прошлом, с наличием промышленной и производственной инфраструктуры, а его реальное состояние в настоящем связано с кризисом всей российской экономики, который обусловил спад производства по отраслям и, соответственно, по многим регионам.

В качестве основных критериев депрессивного региона учитываются: спад промышленного и сельскохозяйственного производства; уровень безработицы и темпы ее роста; реальные доходы населения и темпы их изменения.

По результатам проведенных исследований из 26 национально-территориальных образований РФ к депрессивным регионам или к регионам со стабильно низким уровнем жизни относятся республики Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Северная Осетия, Ингушская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика.[8]

Так, например, различие между максимальным (в Ненецком автономном округе) и минимальным (в Ингушетии) размерами среднедушевых денежных доходов населения РФ в январе-сентябре 2009 г. составило 8,4 раза. По итогам 2009 г. зафиксирован высокий коэффициент вариации денежных доходов на душу населения по разным национально-территориальным образованиям РФ - 42,6%. В той же Ингушской Республике, несмотря на прирост реальных денежных доходов населения на 20% в 2009 г. размер среднедушевого денежного дохода по-прежнему остается самым низким среди других национально-территориальных образований РФ. Также к концу сентября 2009 г. по сравнению с концом сентября 2008 г. в большинстве национальных субъектов РФ число безработных, состоящих на учете в органах государственной службы занятости, сократилось, за исключением республик Адыгея, Дагестан, Северная Осетия и Ингушетия.[9]

Следует подчеркнуть, что единственным документом, определяющим критерии отнесения тех или иных территорий к категории «депрессивных», а также устанавливающий порядок расчетов их финансовой поддержки, является относительно давнее постановление Правительства Российской Федерации от 19.09.1998 №112 «О дополнительной финансовой поддержке депрессивных регионов». Этим постановлением одобрена разработанная Министерством финансов и Министерством экономики РФ методика распределения средств дополнительной финансовой поддержки депрессивных регионов.

Проект Федерального закона №91010-3 «Об основах федеральной поддержки депрессивных территорий РФ»[10] в качестве основных критериев и условий отнесения отдельных регионов РФ к депрессивным территориям определяет:

1) расположение в пределах административных границ одной или нескольких сопредельных административных единиц в составе субъектов Российской Федерации. На территории данного субъекта имеется не более двух основных отраслей экономики, каждая из которых испытывает в 3 и более раз спад производства за последние 3 года;

2) однородность экономики депрессивной территории (уровень ее развития, состояние основных производственных фондов и т.д.) в каждой административной единице, входящая в состав данной территории;

3) многократный (в 3 и более раз) спад производства в основных отраслях экономики, произошедший на данной территории за последние 5 - 6 лет.

4) значительное (более чем 1/4) отставание от средних по РФ в течение последних 3 лет показателей: уровня безработицы, соотношения денежных доходов и величины прожиточного минимума населения.

В качестве основных показателей оценки социально-экономической ситуации в регионах рекомендуется использовать: «накопленный» и «текущий» (за последние 3 года) спад промышленного производства; уровень официальной безработицы и темпы ее роста; реальные доходы населения и темпы их изменения.

Ряд специалистов рекомендуют ввести в оборот вместо «депрессивного региона» понятие «проблемный регион».[11] Конструктивный смысл понятия «проблемный регион» в данной работе заключается в том, что это национально-территориальное образование, которое не в состоянии решить свои социально-экономические проблемы или реализовать свой экономический потенциал и требует активной поддержки со стороны государства.

Таким образом, содержательная характеристика отсталых регионов заключаются в том, что им свойственен традиционно низкий уровень жизни по сравнению с основной массой регионов на фоне низкой интенсивности хозяйственной деятельности, слабой диверсификации отраслевой структуры промышленности, недостаточного научно-технического потенциала, слабого уровня развития социальной сферы.

Что касается депрессивных регионов, то они принципиально отличаются от отсталых тем, что при более низких, чем в среднем по стране, социально-экономических показателях в прошлом эти регионы были развитыми, а по некоторым производствам занимали ведущие места в стране. В качестве причин их депрессивного состояния выделяются: падение спроса на основные виды производимой продукции или снижение ее конкурентоспособности, истощение минеральных ресурсов.

Признание возможности отнесения национально-территориальных образований - субъектов Федерации к депрессивным регионам в корне меняет и процедуру их экономической диагностики. Считается, что ключевую роль в решении этой проблемы должны играть органы власти субъектов РФ, организовывающие оценку депрессивности своих населенных пунктов и иных локальных территорий по единой системе законодательно закрепленных критериев и правил, что неизбежно ведет к усилению роли федерального центра.

Такое положение реализует принцип доминирования в процессе санации депрессивных территорий того уровня государственного управления, за счет которого осуществляется основная государственная поддержка. То есть, если депрессивным является субъект Федерации в целом, по объективным причинам не располагающий внутренними ресурсами осуществления антидепрессивных мер, то роль федерального центра не может заключаться в простом утверждении принятых на субфедеральном уровне решений. Если же поддержка депрессивных территорий осуществляется преимущественно за счет внутрирегиональных ресурсов, то в данном случае ключевая роль в решении рассматриваемой проблемы остается за субъектом Федерации.

Обратим также внимание и на точку зрения, согласно которой выделяют такие признаки депрессивности территорий, как сравнительно большую глубину и интенсивность кризисных явлений и деструктивных процессов в экономике; устойчивость кризисных процессов во времени, связанную, прежде всего, с недостаточностью внутренних резервов обеспечения экономического роста (особенно в период кризиса в стране); стагнация традиционных, профилирующих для региона отраслей народного хозяйства; локализация явлений депрессивности на ограниченной территории; системный характер последствий депрессивного состояния экономики, проявляющийся в резком снижении уровня и качества жизни населения, росте безработицы, ухудшении экологической обстановки и т.д.

Показательно, что различные качественные характеристики депрессивности регионов проявляются, как правило, не во всей своей совокупности, а фрагментарно. Например, в Республике Алтай можно констатировать определенную устойчивость кризисных явлений во времени. Но такие признаки депрессивности, как стагнация профилирующей отрасли экономики (сельское хозяйство, туризм), локализация явлений депрессивности на ограниченной территории и ухудшение экологической ситуации, ей совершенно не свойственны. Можно приводить самые разные примеры по другим регионам, но они лишь подтвердят наличие неизбежных сложностей диагностики депрессивного состояния регионов по разнородным качественным критериям. Действительно, как быть в случае, если конкретный регион по одним признакам подходит под определение депрессивного, а по другим - нет? Проблематичность обоснованного ответа на такой вопрос представляется важной причиной для корректировки рассмотренных подходов к определению понятия «депрессивный регион».

Проведенный анализ научных работ по данной проблеме свидетельствует о том, что большинство экономистов, занимающихся региональной экономикой, имеют собственное видение экономического содержания понятия «депрессивный регион».[12] Причем имеющиеся точки зрения крайне сложно привести к общему знаменателю. Такой разброс мнений связан, прежде всего, с тем, что все определения оперируют либо качественными (например, невозможность самостоятельного преодоления кризиса), либо разнородными количественными характеристиками (снижение темпов экономического развития, рост безработицы, снижение реальных доходов населения и т.д.).

Более правильным представляется сопоставление уровней развития отдельных регионов, в том числе и в целях отнесения некоторых из них к депрессивным на основе согласования методики определения соответствующих интегральных показателей. В этом случае создаются объективные предпосылки для унификации имеющихся разнородных классификаций регионов и их типологии с позиций выработки научно обоснованного инструментария региональной политики государства.

С учетом изложенного сформулируем собственную позицию по рассматриваемому вопросу определения экономического содержания понятия «депрессивный регион». Под депрессивными следует понимать регионы, интегральный показатель уровня развития которых не превышает 50% от среднероссийского.

При этом представляется целесообразной классификация депрессивных регионов по трем подгруппам.

1. Регионы, относимые к депрессивным в соответствии с приведенным определением, фактический (на дату последнего определения) интегральный показатель уровня развития которых находится в диапазоне 30 - 50% и имеющие позитивную динамику валового регионального продукта в течение трех последних лет (темпы роста ВРП опережают среднероссийские показатели). Эти регионы могут быть классифицированы как умеренно депрессивные.

2. Регионы, относимые к депрессивным (с интегральным показателем уровня развития в диапазоне 30 - 50%) и имеющие негативную динамику ВРП в течение трех последних лет, или регионы с усиливающейся депрессией.

3. Глубоко депрессивные (отсталые) регионы, интегральный показатель уровня развития которых составляет менее 30% от среднероссийского значения.

Вместе с тем выработка общего подхода к раскрытию экономического содержания понятия «депрессивный регион» на основе сравнительных интегральных количественных оценок уровня развития регионов представляется крайне сложной из-за наличия явно не согласованных региональных интересов.

Поэтому более целесообразно сосредоточить внимание на проблемах длительного нарастания кризисных явлений в региональном развитии. Однако в настоящее время среди множества теоретических подходов практически отсутствует направление, связанное с теоретической разработкой региональных кризисов, что особенно актуально для российской экономики, отличающейся большими пространственными параметрами.

Хотелось бы подчеркнуть особую сущность кризисов регионального развития, которые имеют иное содержательное и формальное наполнение, нежели кризисы мировые и общероссийские.

Во-первых, главной характеристикой таких кризисов является не традиционная цикличность, связанная с абсолютными параметрами сокращения и роста объемов производства (которые часто тоже имеют место), а длительное отставание экономической динамики, нарастание разрывов (или, согласно западной терминологии, «гэп» - непреодолимой пропасти, расстояния).

Во-вторых, им присущи нарастающие отрицательные совокупные миграционные тенденции на территории - оттоки труда, капитала и инвестиций становятся устойчиво преобладающими.

В-третьих, ускоренно развиваются и явления, присущие более масштабным экономическим кризисам, - высокий уровень инфляции, блокирующий использование сбережений на инвестиции; перенакопление готовой продукции инвестиционного назначения; увеличение безработицы; понижение средней заработной платы; сокращение спроса на предметы потребления и услуги потребительского назначения, что дополнительно способствует сокращению производства и раскручиванию так называемой «спирали кризиса».

Все это распространяется и на региональные составляющие. Соответственно, описание этих кризисов более адекватно через экспоненциальные тренды, чем через волнообразные циклические колебания. По своей сути региональные кризисы не соответствуют ни коротким, ни средним, ни длинным циклам - у них своя временная и пространственная характеристика. При этом в процесс региональных кризисов могут оказаться вплетенными любые другие типы кризисов, что делает ситуацию еще более сложной, затратной и продолжительной по времени.

Поэтому разработка теории региональных кризисов - одно из наиболее актуальных направлений исследований в области регионалистики. Практическая востребованность таких исследований будет только усиливаться. Особенно в контексте преодоления мирового и общероссийского кризисов.

Экономические характеристики национально-территориальных образований в сравнении с остальными субъектами РФ

В январе - ноябре 2009 г. в большинстве субъектов Российской Федерации, а также во всех федеральных округах Российской Федерации, кроме Дальневосточного, продолжалось снижение производства продукции добывающих и обрабатывающих производств, производства и распределения электроэнергии, газа и воды (с учетом оценки объемов производства малых предприятий) по сравнению с январем - ноябрем 2008 г.

Индекс промышленного производства в январе-ноябре 2009 г. по сравнению с январем-ноябрем 2008 г. составил 88%.

Наиболее значительное снижение индекса промышленного производства, исчисленного по видам деятельности «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды», в январе-ноябре 2009 г. по сравнению с январем-ноябрем 2008 г. было отмечено в Центральном и Приволжском федеральных округах (82,8% и 85,3% соответственно).

Среди федеральных округов рост промышленного производства в январе-ноябре 2009 г. был отмечен в Дальневосточном федеральном округе и составил 102,6% к январю-ноябрю 2008 г. Среди регионов округа наибольшие значения индекса промышленного производства зафиксированы в Чукотском автономном округе (139,5%), Ненецком автономном округе (132,3%) и Сахалинской области (122,8%) и определяются увеличением производства по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых».

Также увеличение индекса промышленного производства в январе-ноябре 2009 г. отмечается в республиках Дагестан, Калмыкия, Хакасия, Северная Осетия-Алания, Магаданской, Амурской, Архангельской, Белгородской, Томской областях, Ставропольском крае.

В 69 субъектах Российской Федерации сократилось производство продукции добывающих, обрабатывающих производств и производства и распределения электроэнергии, газа и воды, причем более чем на 10% в Республике Саха (Якутия) и Еврейской автономной области.

Производство продукции по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых» по сравнению с январем-ноябрем 2008 г. по России в целом сократилось на 1,8%. Индекс производства в январе-ноябре 2009 г. по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года по виду деятельности «Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых» составил 98,9%, по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических» – 92,5%.

Производство продукции по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых» увеличилось в 23 субъектах Российской Федерации и наиболее значительно в Чукотском автономном округе (на 42,0%), Псковской (на 68,5%), Архангельской (на 31,7%), Брянской (на 23,6%) и Сахалинской (на 22,1%) областях, Ненецком автономном округе (на 33,1%), Кабардино-Балкарской Республике (на 20,9%), Республике Калмыкия (на 23,7%).

Наиболее значительное сокращение производства продукции по данному виду деятельности (более чем на 50%) было отмечено в Чувашской Республике, Костромской области, г. Санкт-Петербурге.

Наиболее значительно последствия кризисных явлений проявляются в развитии обрабатывающих производств. Выпуск продукции по данному виду деятельности в целом по Российской Федерации сократился на 17,4% по сравнению с январем-ноябрем 2008 г. Отрицательная динамика наблюдалась в большинстве субъектов Российской Федерации, за исключением республик Тыва, Бурятия, Дагестан, Калмыкия и Чеченской Республики, Амурской, Магаданской, Белгородской, Тамбовской, Томской, Тюменской и Сахалинской областей, Ставропольского края, Ямало-Ненецкого, Ненецкого, Чукотского автономных округов.

Наиболее значительный прирост продукции обрабатывающих производств был отмечен в Сахалинской области – 32,8% к январю-ноябрю 2008 г. вследствие увеличения производства продукции по видам деятельности «производство пищевых продуктов, включая напитки», «производство кокса и нефтепродуктов», «производство машин и оборудования», «производство транспортных средств и оборудования».

Более чем на 30% уменьшился выпуск продукции обрабатывающих производств в Самарской, Ульяновской, Орловской областях, Республике Ингушетия, Чувашской Республике.

В структуре обрабатывающих производств наибольший спад по итогам января-ноября 2009 г. отмечается по виду деятельности «производство транспортных средств и оборудования». По данному виду деятельности снижение объемов производства отмечается в 57 регионах и наиболее значительно – в Карачаево-Черкесской Республике (на 88,6%), Республике Хакасия (на 93,1%), Удмуртской Республике (на 82,7%), Нижегородской области (на 70,7%).

Индекс производства по виду деятельности «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» в январе-ноябре 2009 г. по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года составил 94%.

По виду деятельности «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» по отношению к январю-ноябрю 2008 г. рост производства наблюдался в 17 субъектах Российской Федерации.

Наиболее значительное сокращение производства данной продукции (более чем на 20%) отмечено в республиках Бурятия, Калмыкия, Брянской и Рязанской областях.

Объем работ, выполненных по виду деятельности «Строительство», в январе-ноябре 2009 г. составил 3359,3 млрд. рублей, или 82,5% к уровню соответствующего периода предыдущего года.

Среди субъектов Российской Федерации наиболее значительно увеличился объем работ, выполненных по данному виду деятельности, в Республике Тыва (в 2,1 раза), Камчатском крае (на 27,4%), республиках Саха (Якутия) (на 15,0%) и Дагестан (на 14,3%), Тульской (на 28,6%) и Ивановской (на 19,3%) областях, Приморском крае (на 19,5%).

Основной объем работ, выполненных по виду деятельности «Строительство», в январе-ноябре 2009 г. приходился на гг. Москву и Санкт-Петербург, Московскую, Тюменскую (включая Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа), Ленинградскую, Нижегородскую и Свердловскую области, Республику Татарстан, Краснодарский край.

В январе-ноябре 2009 г. организациями всех форм собственности введено в действие 45,5 млн. кв. метров жилья (510,8 тыс. квартир), что на 0,4% меньше соответствующего показателя за январь-ноябрь 2008 года.

В 47 субъектах Российской Федерации объемы построенного жилья превысили уровень января-ноября 2008 г., причем более чем в 2 раза – в Республике Адыгея, в Мурманской области, Чукотском автономном округе.

Оборот розничной торговли в январе-ноябре 2009 г. составил 12 998,5 млрд. рублей, что в товарной массе составляет 94,3% к соответствующему периоду предыдущего года. Вместе с тем в 17 субъектах Российской Федерации данный показатель увеличился. Наибольшее его увеличение на 12,6% было отмечено в Республике Ингушетия.

Уменьшение оборота розничной торговли в 64 субъектах Российской Федерации в основном обусловлено снижением уровня реальных денежных доходов населения и, как следствие, снижением продаж непродовольственных товаров.

Объем платных услуг населению составил в январе-ноябре 2009 г. 4 012,4 млрд. рублей, что на 4,4% меньше данного показателя за соответствующий период 2008 г.

Более чем на 10% объем платных услуг населению увеличился в Республике Дагестан, Чеченской Республике, Белгородской области, Чукотском автономном округе.

Индекс потребительских цен в ноябре 2009 г. составил 100,3%, в том числе на продовольственные товары - 100,3%, непродовольственные товары - 100,4%, услуги - 100,1%.

В ноябре в 6 субъектах Российской Федерации прирост потребительских цен составил 0,7% и более. Наибольшее увеличение цен и тарифов отмечалось в Курской и Липецкой областях - на 1% в результате удорожания услуг на 3,7% и 3,6% соответственно.

В Москве индекс потребительских цен за месяц составил 100,3% (с начала года - 109,3%), в Санкт-Петербурге - 100,4% (с начала года - 108,0 %).

Максимальные и минимальные индексы цен производителей промышленных товаров по субъектам Российской Федерации в ноябре 2009 г. отражены в таблице 1.

Таблица 1

Максимальное значение Минимальное значение
субъект Российской Федерации индекс цен, % субъект Российской Федерации индекс цен, %
Чеченская Республика 111,0 Тюменская область 92,4
Республика Коми 106,6 Республика Хакасия и Тульская область 97,7
Республика Ингушетия 106,2 Калининградская область 98,1
Омская область 104,4 Мурманская область 98,7
Республика Башкортостан 103,8 Республика Калмыкия 99,2
Магаданская область 103,2 Иркутская и Вологодская области 99,3

Стоимость минимального набора продуктов питания в среднем по России в конце ноября составила 2107,7 рубля в расчете на месяц. По сравнению с концом октября его стоимость увеличилась на 0,3% (с начала года - снизилась на 0,4%) (см. таблица 2).

Таблица 2. Стоимость минимального набора продуктов питания в ноябре 2009 г.

Федеральные

округа

Стоимость набора,

рублей

Изменение стоимости

набора к предыдущему месяцу, %

Максимальная и минимальная стоимость набора внутри федерального округа
субъект Российской Федерации стоимость набора, рублей
Центральный 2100,8 100,1 г. Москва Тамбовская область 2379,2 1749,2
Северо-Западный 2326,8 100,1 Мурманская область Псковская область 2708,7 2149,7
Южный 1999,9 100,4 Республика Ингушетия Кабардино-Балкарская Республика 2326,7 1842,4
Приволжский 1840,9 100,4 Самарская область Республика Татарстан 2098,4 1696,7
Уральский 2274,2 99,6 Тюменская область Курганская область 2736,9 1870,2
Сибирский 2090,2 100,6 Забайкальский край Омская область 2362,8 1777,2
Дальневосточный 3129,6 101,3 Чукотский авт. округ Амурская область 6540,8 2519,4

В январе-октябре 2009 г. реальные денежные доходы населения по сравнению с январем-октябрем 2008 г. сократились в 61 субъекте, из них более, чем на 15% в Республике Ингушетия, Рязанской, Ивановской, Ярославской, Вологодской областях, Ненецком автономном округе.

Среднедушевые денежные доходы населения в октябре 2009 г. увеличились по сравнению с октябрем 2008 г. в 65 субъектах Российской Федерации.

Среди субъектов Российской Федерации среднедушевые денежные доходы различались в 8,4 раза (минимальные в Республике Ингушетия – 5 567,3 рубля, максимальные – в г. Москве – 46 864,6 рубля).

По состоянию на 1 декабря 2009 г. в бюджетную систему Российской Федерации поступило 5652,4 млрд. рублей налогов, сборов и иных обязательных платежей.

В состав группы регионов, в основном формирующих налоговые доходы консолидированного бюджета, входят гг. Москва и Санкт-Петербург, Московская, Свердловская, Нижегородская и Самарская области, Пермский и Краснодарский края, республики Башкортостан и Татарстан, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа. В январе-ноябре 2009 г. ими было собрано 64,6 % всех налогов и сборов (см. рисунок 2).

Доля субъектов РФ в общей сумме налогов и сборов на 01.12.09 г

Рис. 2. Доля национально-территориальных образований среди других субъектов РФ в общей сумме налогов и сборов на 01.12.2009

В федеральный бюджет перечислено 59,9% всех собранных на территориях субъектов Российской Федерации налогов и сборов. В федеральных округах собранные налоги и сборы по уровням бюджетной системы распределяются следующим образом:

В конце ноября 2009 г. в государственных учреждениях государственной службы занятости в качестве безработных было зарегистрировано 2,0 млн. человек (из которых 1,8 млн. человек получали пособие по безработице), что на 61,8% выше, чем в конце ноября 2008 г. (в конце октября 2008 г. было зафиксировано 1,2 млн. человек).

Наименьший уровень зарегистрированной безработицы (до 1,0%) был отмечен в Тюменской и Липецкой областях, Краснодарском крае и г. Москве.

Высокие показатели уровня зарегистрированной безработицы по-прежнему фиксируются в Чеченской Республике (65% (!) и Республике Ингушетия (27%).

По состоянию на январь 2010 г. ситуация с занятостью в Республике Ингушетия оставалась по-прежнему тяжелой - численность официально зарегистрированных безработных составляла 51,5 тыс. чел., а уровень регистрируемой безработицы - 26,8% к экономически активному населению.

Количество официально зарегистрированных безработных превышает 5,0% экономически активного населения в Республике Тыва и Кабардино-Балкарской Республике.

На 1 декабря 2009 г. просроченная задолженность по заработной плате снизилась по сравнению с 1 ноября 2009 г. в 40 субъектах Российской Федерации, выросла - в 40 субъектах, отсутствовала - в Республике Адыгея, Кабардино-Балкарской Республике, Чукотском автономном округе.

Численность населения за январь-октябрь 2009 г. в целом по России увеличилась на 12,0 тыс. человек (0,01%). Однако в большинстве субъектов Российской Федерации число жителей продолжает сокращаться из-за естественной убыли населения. Увеличение числа родившихся наблюдалось в 70 субъектах Российской Федерации, снижение числа умерших - в 74 субъектах.

Естественный прирост населения в январе-октябре 2009 г. зафиксирован в 25 субъектах Российской Федерации (в соответствующем периоде 2008 г. - в 21 субъекте): Чеченская, Карачаево-Черкесская, Кабардино-Балкарская, Удмуртская республики, республики Дагестан и Башкортостан, Северная Осетия-Алания, Ингушетия, Калмыкия, Алтай, Тыва, Бурятия, Хакасия, Саха (Якутия), Астраханская, Иркутская, Тюменская, Томская области, Забайкальский, Камчатский и Красноярский края, Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский, Чукотский автономный округа.

Высокие показатели естественной убыли населения отмечаются в Московской области – 27,2 тыс. человек, Нижегородской области – 18,1 тыс. человек, г. Санкт-Петербурге – 10,3 тыс. человек, Ростовской области – 13,2 тыс. человек, Воронежской области – 12,7 тыс. человек, Тульской области – 12,6 тыс. человек, Ленинградской области – 10,7 тыс. человек.

Для Российской Федерации характерны беспрецедентные контрасты между равноправными субъектами Федерации. Например, по уровню урбанизированности территории - от нулевого Усть-Ордынский Бурятский автономный округ (до 100% сельского населения) до г. Москвы, где 100% городского населения. По площади территории различия могут достигать 388 раз - Республика Саха и Северная Осетия–Алания. По численности населения – 376 раз - (Москва и Эвенкийский автономный округ).

Колоссальные различия по многим социально-экономическим показателям, ярко выраженная дифференциация в экономике и социальной сфере национально-территориальных образований затрудняют, а иногда и делают невозможным проведение по отношению к ним единой государственной экономической политики – политики, которая была бы хотя бы сходна по эффективности для территорий. Специфика регионального развития требует от руководства национально-территориальных образований проведения собственной социально-экономической политики, что может привести к утрате единства экономического пространства Федерации.

Традиционным подходом в мире к сравнительному анализу и уровню развития национально-территориальных образований является исследование основных экономических показателей: уровня дохода на душу населения, показателей валового национального и валового внутреннего продуктов, производства на душу населения и т.д. К сожалению, специфика российской экономической ситуации затрудняет корректное использование такого традиционного подхода. Это в значительной степени связано с отсутствием адекватной статистики. К большинству используемых экономических показателей следует подходить достаточно осторожно, что во многом определяется значительным расхождением официальной и реальной экономической статистики. Существование в стране огромного теневого сектора экономики, не отражаемых в статистике скрытых доходов, уход от налогов организаций и населения, колоссальный разрыв между богатыми и бедными (а значит, непредставительность усредненных показателей) и пр. осложняют анализ и сопоставление экономической ситуации в субъектах Федерации, национальных образованиях.

По отношению к национально-территориальным образованиям представляется верным тезис, что национальная идея - это идея элиты. Для национальных элит субъектов РФ право на управление ресурсами, собственность на них, присвоение прибыли, ренты и, соответственно, обогащение во многом является сутью (хотя это часто открыто и не декларируется) экономических отношений с федеральным Центром. Таким образом, требования о большем национальном суверенитете часто имеют вполне прозрачные экономические основания.

Особенно четко данная ситуация прослеживается на примере относительно богатых национальных субъектов Федерации, обладающих большим природно-ресурсным потенциалом, прежде всего, нефтью, газом, драгоценными металлами, лесом: республики Якутия, Коми, Татарстан, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский АО и др. Для этих субъектов важным экономическим вопросом является вопрос о присвоении ренты, природной ренты за использование расположенных на их территории природных ресурсов. И, прежде всего, центральной проблемой является управление экспортными потоками. Сейчас возможность экспортировать природные ресурсы является одним из самых быстрых и прибыльных путей получения высоких доходов. Экспорт России почти на 80% состоит из природного сырья (на долю нефти и газа приходится 40%, металлов и драгоценных камней - 30%, древесины - 6% и пр.), что дает экспортерам десятки миллиардов долларов ежегодно. При этом, по оценкам экспертов, ежегодно нелегально в зарубежных банках остается 20 - 30 млрд. долл. от получаемых доходов, значительная часть которых образуется от экспорта.

Очевидно, что в этих условиях национальные образования в лице управляющих структур, создаваемых здесь компаний, фирм, фондов и пр. стараются получить максимальный контроль над природными ресурсами и их экспортом. Типичен пример Якутии. Эта республика является «рентопроизводящей», обладая большими природными богатствами. В соответствии с индивидуальным двусторонним договором с федеральным центром, Якутия имеет право собирать и расходовать федеральные налоги на федеральные целевые программы. В республике создана компания «Алмазы России - Саха» (АЛРОСА), обеспечивающая четверть (!) мировой добычи алмазов. В 1996 г. АЛРОСА продала алмазов на сумму 1,4 млрд. долл. При этом государство, владеющее 32% компании, получило всего 3 млн. долл. Однако значительная часть остающейся прибыли идет не в дефицитный бюджет Якутии, а в различного рода внебюджетные фонды, находящиеся вне контроля федерального правительства. О возможных масштабах коррупции, личного обогащения можно только догадываться.

Обладание гигантскими природными ресурсами (нефть, газ, драгоценные камни, лес и пр.) позволяет многим национальным образованиям являться крупнейшими экономическими производителями в России. По данным Министерства экономики РФ о доле регионов страны в производстве валового внутреннего продукта в 2005 г. довольно неожиданно среди регионов РФ на втором месте после Москвы (13,1% ВВП) оказался Ханты-Мансийский АО (5,2% ВВП).

Высокие показатели у Башкортостана (2,4% ВВП), Татарстана (2,2% ВВП), Ямало-Ненецкого АО (2,0%), Якутии (1,6%). Все отмеченные регионы входят в число 17 крупнейших производителей среди других регионов России.

Такое распределение продукции по регионам приводит к ситуации, когда ВВП на душу населения по паритетам покупательной способности оказывается наивысшим в России, - в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком АО данный показатель превышает среднероссийский соответственно в 4,7 и 4,2 раза. Москва оказывается только на третьем месте (превышение в 2,6 раза). В двенадцать регионов с наивысшими показателями ВВП на душу входят также республики Коми, Татарстан, Якутия. Однако, данные показатели не дают основания говорить о процветании перечисленных регионов. Более того, колоссальное неравенство в распределении доходов, разрушение привычной социальной и экологической среды привели к деградации многих народностей.

Наиболее распространенным экономическим индикатором, позволяющим сопоставить различные регионы, является показатель уровня жизни населения. Уровень и динамика этого показателя в определенной степени отражает реалии экономического развития отдельных регионов, в том числе и национальных образований. По уровню номинальных доходов на душу населения можно провести следующую дифференциацию по национальным образованиям. К «богатым» регионам с высоким уровнем душевого дохода относятся республики Якутия, Карелия, Коми, Калмыкия, автономные округа Тюменской области. В группу со средним уровнем дохода вошли республики Алтай и Бурятия. К «бедным» регионам с низким уровнем номинальных доходов населения относятся, в основном, национальные образования Поволжья и Северного Кавказа.

Важным экономическим механизмом, влияющим на экономическую ситуацию в национальных образованиях, является связь регионов с федеральным бюджетом, его доступность и величина дотаций. Здесь возникает понятие бюджетной самостоятельности или зависимости.

Федеральные дотации могут существенно влиять на «поведение» национальных образований. В зависимости от формальных и неформальных связей с федеральным центром регионы могут существенно влиять на привлечение дополнительных средств. Здесь возникает дифференциация по бюджетной самостоятельности территорий. В самом агрегированном виде можно выделить регионы-доноры, на которых лежит формирование федерального бюджета и, тем самым, «спонсирование» бедных регионов, и регионы-реципиенты, получатели федеральной помощи. В число доноров (с разной степенью донорства) входят Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, республики Татарстан и Башкортостан (см. рисунок 2).

К числу дотационных регионов традиционно принадлежат национальные образования Северного Кавказа. Существенная федеральная помощь выделяется территориям, где проживают коренные малочисленные народности Севера, Сибири и Дальнего Востока (Ненецкий и Чукотский АО, республики Алтай, Тыва, Бурятия, Хакассия и др.). Для этих регионов характерно тяжелое финансовое положение и возрастающая потребность в централизованной помощи. Здесь можно говорить о «бюджетной несамостоятельности» и практически полной зависимости от федерального бюджета.

Особая ситуация сложилась в национальных образованиях, имеющих особые отношения с федеральным бюджетом. Среди них Якутия, Татарстан, Карелия и Башкортостан. Это привилегированные регионы, оставляющие в своих бюджетах основную сумму собранных на их территориях федеральных налогов. Здесь доля налогов, зачисленных в бюджет региона, составляет около 80%. Такая ситуация порождает недовольство других субъектов Федерации, в частности «русских» регионов. Привилегированные национальные образования называют и «эксклюзивными оффшорными зонами», и «удельными феодальными княжествами». В этих условиях очевидны требования других регионов к федеральному центру о ликвидации особого положения этих национальных образований.

Существенной чертой экономической политики национальных образований является большая, по сравнению с другими регионами, попытка местных исполнительных и законодательных структур власти воздействовать на экономику. Здесь наглядно проявляется желание вмешательства, прямого воздействия местных властей на экономические реалии, осуществления поведения типа «командуй и контролируй». Это проявляется во многих экономических аспектах. В частности, можно отметить высокую долю собственности, попытки регулирования цен, местный протекционизм, своеобразный «экономический национализм». Тем самым, для экономической политики большинства национальных образований характерны традиционализм и консерватизм, в отличие от либерального поведения властей в «реформаторских» регионах.

Рассмотрим эти экономические аспекты более подробно. Для национальных образований характерна высокая доля их собственности по сравнению с другими субъектами Федерации. Особенно это заметно при сравнении доли основных фондов, находящихся в собственности национальных образований и «русских» регионов. Так, в 2005 г. при средней по России доле собственности субъектов Федерации 7% в государственной собственности находилось: в Якутии, Северной Осетии, Калмыкии, Дагестане - 34% основных фондов; в Татарстане, Башкортостане, Кабардино-Балкарии, Адыгеи - по 28 - 30%; в Карелии, Марий Эл, Мордовии - по 16 - 18% и т.д.

Продолжая тему экономической политики в национальных образованиях, стремления к прямому вмешательству в экономику, следует отметить и тенденции в некоторых из них к протекционизму и «экономическому национализму». Так, власти Татарстана резко усложнили с 1994 г. открытие филиалов иностранных, а также российских банков. Характерно и стремление к формированию региональных исполнительных и законодательных структур власти на базе коренных национальностей. В Татарстане и Якутии свыше 70% численности руководящих органов составляют представители коренной национальности, в то время как доля этих национальностей в общей численности населения данных регионов существенно ниже. На сегодня традиционные механизмы финансовой поддержки из федерального центра субъектов Российской Федерации не в полной мере отвечают сложившимся потребностям в национально-территориальных образованиях. Поэтому, наиболее приемлемым представляется оказание финансовой помощи регионам в режиме по фактической ситуации с учетом их индивидуальных особенностей на формализованной и прозрачной основе. Одновременно, в целях обеспечения сбалансированности бюджетов территорий необходимо ограничить принятие ими новых расходных обязательств, а также необеспеченное финансовыми ресурсами увеличение финансирования действующих обязательств. Дополнительные доходы территориальных бюджетов в таких условиях представляется целесообразным направить на формирование в составе региональных бюджетов резервов на случай сокращения доходных источников.

В связи с сокращением налогооблагаемой базы и возникновением выпадающих доходов консолидированных бюджетов субъектов Федерации, а также с увеличением объема бюджетных расходов Правительству РА целесообразно принять меры по укреплению доходной базы региональных и местных бюджетов национально-территориальных образований посредством перераспределения источников налоговых и неналоговых доходов и меры по увеличению объема федерального фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации в 2009-2011 годах.

Также на федеральном уровне необходимо рассмотреть возможность направления средств федерального бюджета в рамках софинансирования реализуемых по линии Минэкономразвития России проектов по поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства после предоставления отчета по использованию средств регионального бюджета. Совершенствование региональной политики в Российской Федерации должно осуществляться с учетом потребностей в федеральной производственной и социальной инфраструктуре и трудовых ресурсах, состава планируемых (в виду ресурсных ограничений в условиях кризиса) к созданию в долгосрочном периоде инфраструктурных объектов и мер государственной поддержки развития приоритетных экономических специализаций. С другой стороны, органам государственной власти национально-территориальных образований - субъектов Российской Федерации необходимо реализовать комплекс мер, направленных на повышение производительности, как приоритетного направления национальной промышленной политики, используя в качестве критерия эффективности деятельности количество созданных новых рабочих мест на предприятиях с высоким уровнем производительности. Необходимо создавать в регионах институты экономического развития, в том числе, инфраструктуру профессиональных услуг для бизнеса, способных обеспечивать планомерное и целенаправленное развитие приоритетных секторов местной экономики. Обеспечить условия для развития доходной базы региональных и местных бюджетов, путем повышения эффективности использования государственной и муниципальной собственности.