Современная демографическая ситуация в России

Демографическая ситуация в России 1914 – 2004 гг.

В течение XX века Россия пережила несколько демографических кризисов — периодов катастрофического снижения рождаемости при одновременной высокой смертности населения, наиболее разрушительные последствия среди которых имели следующие: Первая мировая война (1914—1918), Гражданская война (1917—1922), голод в СССР 1932—1933, период коллективизации и массовых репрессий (1930—1953), Вторая мировая война, депортации народов, послевоенный голод, экономический кризис 1990-х годов.

По мнению демографа Анатолия Вишневского, общие прямые и косвенные демографические потери России за XX век в результате войн, голода, репрессий, экономических и социальных потрясений оцениваются в 140 - 150 млн. человек. Не будь всех этих потерь, население России к концу XX века было бы вдвое больше, чем оказалось на самом деле, такая Россия могла бы смотреть в будущее гораздо более уверенно.

Во время Первой мировой и гражданской войн рождаемость резко сократилась, но к середине 1920-х годов жизнь населения, тогда, по преимуществу, крестьянского, России, Украины, других районов СССР нормализовалась, и восстановилась довоенная высокая рождаемость.

В 1930-е годы начался резкий спад рождаемости, при этом смертность оставалась на высоком уровне. По мнению А. Г. Вишневского, демографические потери только в период 1926—1940 годов составили 9 млн. чел.

После первых трёх кризисов численность населения в стране удавалось восстановить. После 1945 в СССР благодаря распространению антибиотиков произошло резкое падение детской смертности, и имел место всплеск естественного прироста, и уже к 1955 население страны достигло довоенного уровня. Однако процесс снижения рождаемости (наиболее быстро идущий в РСФСР в 30 - 50-е годы) постепенно уменьшил и естественный прирост.

С 1948 по 1989 годы в СССР отмечался постоянный естественный прирост населения — примерно на 1 % в год. Однако наибольший рост населения был в республиках Средней Азии и Закавказья; в РСФСР же коэффициент суммарной рождаемости опустился ниже уровня простого воспроизводства поколений ещё в 1965 году.

Указом Президиума ВС от 5 августа 1954 года преследование женщин за аборты было прекращено, а указом от 23 ноября 1955 года "Об отмене запрещения абортов" свободные аборты, проводимые по желанию женщины исключительно в медицинских учреждениях, были вновь разрешены. Это привело к улучшению условий проведения абортов, снижению рисков для здоровья женщины при проведении аборта.

Другими последствиями Указа были значительный рост количества абортов и ущемление репродуктивных прав мужчин-мужей, влияние которых на процесс принятия решений о количестве детей в семье значительно ослабло. демографический миграция рождаемость смертность

Решающее слово в вопросе планирования семьи теперь принадлежало жене. Это изменило роли полов в семье, что не могло не вызвать последствия для общества в целом.

Статистика абортов в СССР была засекречена, обнародована в конце 1980 х годов. СССР занимал одно из первых мест в мире по количеству абортов на число рождённых детей. Пик числа абортов пришёлся на 1964 год — 5,6 млн. абортов, что было максимальным за всю историю России. Как отмечала исследовательница проблемы абортов Е. А. Садвокасова, разрешение абортов не привело к полной ликвидации криминального прерывания беременности.

Небольшой рост рождаемости произошёл в 1985, но уже через несколько лет начался четвёртый демографический кризис. В настоящее время, по подсчётам экспертов, для восстановления дореформенного уровня каждая женщина в стране должна иметь как минимум двоих детей, а в 40 % семей должно быть по три ребенка.

Но на практике это невозможно обеспечить, а поэтому при отсутствии адекватной демографической политики с каждым поколением число детей будет лишь уменьшаться, а полное восстановление демографических потерь будет невозможным.

Кризис продолжается уже более 20 лет, и несмотря на отсутствие войн и репрессий, рождаемость остаётся на крайне низком уровне, хотя в последнее время она достаточно устойчиво (но, впрочем, довольно медленными темпами) растет.

По мнению ряда демографов, быстрое сокращение рождаемости в 1990-е годы было закономерным и обусловлено вторым демографическим переходом. Аналогичные 10-летние периоды резкого сокращения рождаемости наблюдались в почти всех развитых странах. Впрочем, данный переход отсутствует у многих стран с "не вполне современной рыночной экономикой", а также в истории такой современной страны как Израиль, где коэффициент фертильности (способности половозрелого организма создавать жизнеспособное потомство) составляет 2.44, тогда как во всех странах Евросоюза — заметно меньше двух.

В связи с этим, альтернативный взгляд на демографический переход связывает данный переход с переэксплуатацией населения при развитом рыночном обществе; при этом, возникающий дефицит трудовых ресурсов покрывается миграцией и переносом производств в демографически благополучные страны. В пользу такой точки зрения свидетельствует полное совпадение периода демографического перехода с периодами "шоковой терапии" во всех европейских странах бывшего соцлагеря.

Динамика значений показателя ожидаемой продолжительности жизни в России за последние сто лет характеризуется сменой периодов роста и резкого и глубокого падения (см. табл. 1).

Табл. 1. Средняя продолжительность жизни населения

Годы Все население Городское население Сельское население

всего

мужчины

женщины

всего

мужчины

женщины

всего

мужчины

женщины

1896-1897* 30,54 29,43 31,69 29,77 27,62 32,24 30,63 29,66 31,66
(по 50 губерниям Европейской России)
1926-1927 42,93 40,23 45,61 43,92 40,37 47,5 42,86 40,39 45,3
(по Европейской части РСФСР)
1961-1962** 68,75 63,78 72,38 68,69 63,86 72,48 68,62 63,4 72,33
1970-1971 68,93 63,21 73,55 68,51 63,76 73,47 68,13 61,78 73,39
1980-1981 67,61 61,53 73,09 68,09 62,39 73,18 66,02 59,3 72,47
1990*** 69,19 63,73 74,3 69,55 64,31 74,34 67,97 62,03 73,95
1995 64,52 58,12 71,59 64,7 58,3 71,64 63,99 57,64 71,4
2000 65,34 59,03 72,26 65,69 59,35 72,46 64,34 58,14 71,66
2001 65,23 58,92 72,17 65,57 59,23 72,37 64,25 58,07 71,57
2002 64,95 58,68 71,9 65,4 59,09 72,18 63,68 57,54 71,09
2003 64,85 58,55 71,84 65,35 59 72,18 63,42 57,29 70,86
2004 65,27 58,89 72,3 65,81 59,38 72,65 63,76 57,55 71,27
2005 65,3 58,87 72,39 65,99 59,52 72,86 63,44 57,19 71,07
2006 66,6 60,37 73,23 67,29 61,03 73,7 64,73 58,67 71,89
2007 67,51 61,39 73,9 68,21 62,09 74,34 65,6 59,57 72,62
2008 67,88 61,83 74,16 68,59 62,53 74,62 65,96 60 72,86
2009 68,67 62,77 74,67 69,38 63,5 75,13 66,72 60,87 73,38

* на 10 лет меньше, чем в других странах Европы.

** показатель продолжительности жизни населения России резко вырос во второй половине 1940-х — 1950-е годы в результате снижения детской смертности и распространения антибиотиков.

*** рост этого показателя в конце 1980-х можно расценивать как результат антиалкогольной кампании 1985 года и своеобразной реакции на подъём в 1984 году смертности от болезней, вызванных эпидемией гриппа, улучшения диагностики онкологических заболеваний после Чернобыльской аварии.

До середины 1970-х годов население России увеличивалось исключительно за счет естественного прироста (превышения числа родившихся над числом умерших).

С середины 1970-х годов население продолжало расти примерно в том же темпе, что и в предыдущее десятилетие, однако уже значительный вес приобрел дополнительный фактор — миграционный — приток населения в Россию оказался больше, чем отток из неё, на фоне начавшегося в этот период падения естественного прироста).

Снижению рождаемости в конце семидесятых способствовало общее повышение уровня жизни, грамотности и социально-гигиенической культуры населения, аналогично тенденциям в западноевропейских странах.

Резкое снижение естественного прироста населения России, проявившееся с 1989 г., было следствием наложения двух неблагоприятных тенденций: обвального снижения рождаемости и значительного роста смертности.

Рост населения в России прекратился с 1991 года (см. табл. 2).

Табл. 2. Рождаемость, смертность и естественный прирост населения

Годы Всего, тыс. человек На 1000 человек населения
родившихся умерших естественный прирост* родившихся умерших естественный прирост*
Все население
1950 2746 1031 1715 26,9 10,1 16,8
1960 2782,4 886,1 1896,3 23,2 7,4 15,8
1970 1903,7 1131,2 772,5 14,6 8,7 5,9
1980 2202,8 1525,8 677 15,9 11 4,9
1990 1988,9 1656 332,9 13,4 11,2 2,2
1995 1363,8 2203,8 -840 9,3 15 -5,7
2000 1266,8 2225,3 -958,5 8,7 15,3 -6,6
2001 1311,6 2254,9 -943,3 9 15,6 -6,6
2002 1397 2332,3 -935,3 9,7 16,2 -6,5
2003 1477,3 2365,8 -888,5 10,2 16,4 -6,2
2004 1502,5 2295,4 -792,9 10,4 16 -5,6
2005 1457,4 2303,9 -846,5 10,2 16,1 -5,9
2006 1479,6 2166,7 -687,1 10,4 15,2 -4,8
2007 1610,1 2080,4 -470,3 11,3 14,6 -3,3
2008 1713,9 2075,9 -362 12,1 14,6 -2,5
2009 1761,7 2010,5 -248,8 12,4 14,2 -1,8

*Знак (-) означает естественную убыль населения.

Негативной особенностью России является тот факт, что в результате демографического перехода рождаемость упала до уровня развитых стран, в то время как смертность достигла уровня развивающихся.

По мнению некоторых демографов, падение смертности в результате развития здравоохранения компенсировалось с 1960-х гг. ростом алкогольной смертности. Алкогольная смертность в России (600—700 тыс. человек в год) связана с самым высоким в мире уровнем потребления легальных и нелегальных алкогольных напитков. Она покрывает собой большую часть разрыва между рождаемостью и смертностью, обуславливающего депопуляцию России. Этому мнению никак не противоречит мнение некоторых других демографов, которые считают, что высокая смертность связана с незавершенностью процессов модернизации России, включая социокультурный аспект. В частности, забота о собственном здоровье не является высокой ценностью в рамках менталитета существенной части населения, что предопределяет высокую алкоголизацию, смертность от несчастных случаев (включая ДТП), аномальную распространённость ряда болезней и др.

По данным Переписи населения 2002 года численность населения России с 1989 по 2002 упала на 1,8 млн. Каждую минуту в России рождалось 3 человека, а умирало - 4. Общемировая тенденция была противоположна: отношение количества рождений к смертям равно 2,6. Особенно велика смертность у российских мужчин, средняя продолжительность жизни которых составляла 58, 7 года, что связано, в частности, с высоким уровнем потребления крепких алкогольных напитков, большим количеством несчастных случаев, убийств и самоубийств. Продолжительность жизни женщин была значительно выше — 71,9 года.

Согласно ежегодному Докладу Фонда ООН в области народонаселения за 2004 год, в России продолжался демографический кризис.

В 1990-х годах смертность стала в 1,5 раза превышать рождаемость. К концу 1990-х годов темпы естественной убыли населения превысили 900 тыс. человек. Начиная с 2001 года происходило почти постоянное сокращение естественной убыли населения (с 959 тыс. человек в 2000 году до 249 тыс. человек в 2009 году). С 2004 года начался устойчивый рост миграционного притока в Россию, достигшего к 2009 году 247 тыс. человек.

Основные тенденции смертности

Начало XX века (до 1940-х годов) — высокая смертность, в том числе младенческая и детская, преобладание инфекционных заболеваний среди причин смерти, повышенная мужская смертность в интервалах от 40-44 до 60-64 лет. Ожидаемая продолжительность жизни — 30-40 лет. Резкие снижения ожидаемой продолжительности жизни отмечены в периоды Гражданской и Великой Отечественной войн, а также в начале 1930-х годов.

В 50-х – 60-х г.г. отмечено резкое снижение коэффициента младенческой смертности и, как следствие, огромный прирост ожидаемой продолжительности жизни: 23,55 года у мужчин, 26,77 года у женщин. Одна из основных причин — распространение антибиотиков (см. табл. 1).

В целом до 1965 года ожидаемая продолжительность жизни растёт.

С 1965 года — рост смертности среди взрослых (особенно мужчин в активных возрастах) и медленное снижение смертности в возрастах моложе 15 лет; ожидаемая продолжительность жизни снижается с каждым годом; продолжается снижение младенческой смертности.

Начало 1990-х годов. Рост неестественной смертности, ускорение падения ожидаемой продолжительности жизни. В ряду основных причин сложившейся ситуации — продолжение тенденций с 1965 года, падение уровня и условий жизни, возросший стресс населения. Кроме того, увеличение смертности в 1990-е годы во многом обусловлено старением населения (так как предыдущие "поколения стариков" были малочисленны из - за массовой гибели людей в 30- 40-е годы).

Некоторые демографы считают, что рост смертности в 1990-е годы был вызван исключительно сдвигом смертей из периода антиалкогольной кампании на 1990-е годы, в сочетании с эффектом от прекращения этой кампании (то есть если бы кампании не было, то не было бы и всплеска смертности). Чтобы судить о том, что произошло в 90-е годы надо перейти от условных поколений к реальным.

Когда соответствующие расчеты были выполнены, то оказалось, что в терминах реальных поколений повышения смертности в начале 1990-х годов либо вовсе не было, либо оно было очень маленьким. Зато имела место сдвижка смертей с конца 80-х годов, когда их число уменьшилось под влиянием антиалкогольной кампании, на начало 90-х.

Поскольку антиалкогольная кампания была прекращена, а, на смену ей, пришло значительное ухудшение условий жизни, и рост потребления алкоголя, соответствующей сдвижки, для новых поколений людей, приближающихся к возрасту естественной смертности, уже не произошло. Это и сформировало наблюдаемое падение средней продолжительности жизни: сложились смерти людей, продолжительность жизни которых удлинилась, из-за антиалкогольной кампании, и смерти более молодых людей, часто работоспособного возраста, сдвиг которых в будущее не произошёл.

По мнению специалистов Центра демографии и экологии человека Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, нынешняя демографическая ситуация обусловлена теми потрясениями, которые пережила Россия в XX веке и которые сказались на смертности населения.

Современная демографическая ситуация в России

По оценке Росстата, численность постоянного населения Российской Федерации на 1 мая 2010 года составила 141,9 миллиона человек и с начала года уменьшилась на 41,7 тыс.человек, или на 0,03 % (на соответствующую дату предыдущего года наблюдалось сокращение численности населения на 50,4 тыс.человек, или на 0,04 %). Естественная убыль населения в январе-апреле 2010 г. уменьшилась по сравнению с соответствующим периодом 2009 г. на 24,2 тыс. человек. Миграционный прирост на 61,2 % компенсировал численные потери населения.

Численность населения России до 2009 года сокращалась на несколько сотен тысяч человек ежегодно. В 2009 году естественная убыль населения России (248,8 тыс. человек) была на 99 % скомпенсирована миграционным приростом (247,4 тыс. человек), в результате чего снижение численности населения практически прекратилось.

В 2010 году тенденция сокращения смертности и увеличения рождаемости в России продолжилась.

Согласно прогнозу в обнародованном в начале октября 2009 года докладе Программы развития ООН, Россия потеряет к 2025 году 11 миллионов человек населения.

Попробуем проанализировать нынешнюю демографическую ситуацию в России на основе имеющихся самых свежих статистических данных.

Демографическая ситуация в России не очень радует. За девять месяцев 2010 года в стране число умерших увеличилось на 18,6 тысяч человек, а число новорожденных снизилось на 36,3 тысяч человек по сравнению с аналогичным периодом 2009 года. Причем разные демографы в своих прогнозах сходятся на том, что рост числа рождений должен был сохраниться еще как минимум до 2010 года.

"Масштаб убыли населения остается угрожающе большим, — сообщил RBC daily руководитель Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ Валерий Елизаров. — Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область (примерно равную Псковской или Костромской), республику (Карелию или Марий Эл) или крупный город (такой, как Краснодар)".

За прошедшее время численность населения России продолжала сокращаться и на 1 января 2010 г. она составила, по оценкам текущей государственной статистики, 141, 9 млн. человек (см. табл. 3).

Табл. 3. Численность населения

2000 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009

Численность населения (на конец года), млн. человек

146,3 144,2 143,5 142,8 142,2 142,0 141,9 141,9

в том числе в возрасте:

моложе трудоспособного - всего

28,4 25,0 24,1 23,3 22,7 22,5 22,5 22,8

мужчины

14,5 12,8 12,3 11,9 11,6 11,5 11,5 11,7

женщины

13,9 12,2 11,8 11,4 11,1 11,0 11,0 11,1

трудоспособном - всего

88,0 89,9 90,2 90,4 90,2 89,7 89,3 88,4

мужчины

44,4 45,4 45,8 46,1 46,0 45,9 45,8 45,4

женщины

43,6 44,5 44,4 44,3 44,2 43,8 43,5 43,0

старше трудоспособного - всего

29,9 29,3 29,2 29,1 29,3 29,8 30,1 30,7

мужчины

9,4 8,8 8,5 8,2 8,2 8,3 8,3 8,5

женщины

20,5 20,5 20,7 20,9 21,1 21,5 21,8 22,2
Естественный прирост, убыль (-) населения (тыс. чел.) -958,5 -888,5 -792,9 -846,5 -687,1 -470,3 -362,0 -248,8

Глубокий кризис института семьи, выступающий первопричиной демографического неблагополучия и, в некоторой степени, тяжелое социально-экономическое положение обусловили развитие негативных демографических процессов, выраженное следующими тенденциями.

Рождаемость. За последний год в России наблюдалось повышение числа родившихся в 78 субъектах Российской Федерации. В 2010 г в России родилось 1636157 чел., что на 25903 чел. больше, чем годом ранее (в 2009 г. родилось 1610254 чел.). Но, в то же время, только для компенсации умерших в прошедшем году потребовалось бы 1862875 рожденных, то есть на 226718 чел. больше, чем было зафиксировано.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР), представляющий число детей, рожденных в среднем одной женщиной, последние два года держится на уровне 1,34—1,35. Как известно, для обеспечения простого воспроизводства значение этого коэффициента должно составлять не менее 2,1. С сегодняшними показателями российская рождаемость является аномально низкой даже на фоне проблемных, в демографическом отношении, европейских стран: величина СКР во Франции составляет 1,85, в Норвегии — 1,78, в Дании — 1,74, в Великобритании, Швеции и Нидерландах — 1,66.

Наибольшее беспокойство вызывает то печальное обстоятельство, что угрожающе низкая рождаемость россиян, скорее всего, будет продолжать снижаться. Результаты социологических исследований свидетельствуют о дальнейшем снижении репродуктивных установок у будущих родителей, что вполне допускает падение рождаемости до значений СКР 0,6—0,8(!) уже в ближайшем десятилетии. Кстати, подобные показатели рождаемости в данный момент наблюдаются в китайских регионах — Макао и Гонконге.

Усугубляющим фактором демографической трагедии является беспрецедентно высокая для России внебрачная рождаемость (30% от общего числа рождений), которая выступает следствием массовой распространенности незарегистрированных сожительств.

Об изменении ценностных ориентаций на обзаведение семьей свидетельствует и сдвиг рождаемости к более поздним возрастам. Средний возраст матери при рождении ребенка на момент последней переписи населения (2002 г.) достиг 26,2 лет. С 1995 г. этот показатель повысился на 1,5 года и, судя по результатам социолого-демографических исследований, будет расти дальше. В ближайшей перспективе позднее материнство, может стать для России детородной нормой, как это имеет место во многих странах Европы, и, надо признать, что такой поворот событий только усложнит наше тяжелое демографическое положение.

Хочется отметить, что в последние годы в России сохраняется стойкая тенденция к снижению числа абортов во всех возрастных группах. За последние пять лет абсолютное число абортов снизилось на 23,2% (с 1 млн. 502 тыс. в 2005 году до 1 млн. 161 тыс. в 2009 году). Снижается число прерываний беременности по медицинским и социальным показаниям, а также криминальных и внебольничных абортов. Уменьшается число женщин, прерывающих первую беременность (с 177 372 в 2004 году до 136 759 в 2008 году). Но, не смотря на это, число абортов в России до сих пор является одним из самых высоких в мире.

Смертность и продолжительность жизни. За минувший год число смертей в России достигло 1862875 чел. и, таким образом, превысило число рождений.

Несмотря на определяющую роль снижения рождаемости в причинах российской депопуляции, стоит отметить и крайне неблагоприятную динамику в отношении смертности. Потери российского населения в настоящий момент в немалой степени обусловлены феноменальным по европейским меркам уровнем смертности. В начале ХХI века Россия характеризуется чрезвычайно низкой продолжительностью жизни и отстает по этому показателю от десятки наиболее развитых стран мира на 15—19 лет для мужчин и на 7—12 лет для женщин.

По средней продолжительности жизни мужчин Россия сегодня занимает 136-е место в мире, а по продолжительности жизни женщин — 91-е место. При этом в стране наблюдается колоссальный разрыв в продолжительности жизни мужчин (62,77 года) и женщин (74,67 года): 11,9 года.

В полной мере феномен российской смертности проявляется в трудоспособных возрастах: в отличие от большинства стран, находящихся в сопоставимых с Россией экономических условиях, смертность россиян в 3—5 раза выше для мужчин и более чем вдвое для женщин. В сравнении же с развитыми странами мужская смертность в трудоспособных возрастах у нас выше в 10 (!) раз, женская — более чем в 4 раза.

До 80% смертей в России приходится на долю сердечнососудистых заболеваний, злокачественных новообразований, отравлений алкоголем и травм. Особое место в структуре российской смертности занимают неестественные причины. Только за прошлый год около 40 тыс. человек погибли в результате транспортных травм, 36 тыс. человек стали жертвами отравления алкоголем, 35,5 тыс. умерли от убийств и 46 тыс. — от самоубийств.

Брачность и разводимость. Данные статистики убедительно свидетельствуют о росте числа браков за последний год. Например, за 2009 г. их абсолютное число в России 1117089, а в 2010 – уже 1133531. Однако по сравнению с 1959 г. брачность сократилась вдвое и в настоящее время находится на довольно низком уровне.

Подвергся существенным изменениям и средний возраст вступления в брак. Этот показатель повысился: для мужчин на два года, для женщин — на полтора и составил 25,8 года для женихов и 23,1 года для невест.

Резко отрицательную роль в демографическом развитии России продолжает играть рост числа внебрачных сожительств. Так называемых "гражданских браков" в России по самым скромным подсчетам насчитывается около 3 млн. или каждый десятый. Демографический эффект этого явления легко оценить, если учесть, что уровень рождаемости в незарегистрированных союзах в два раза ниже, чем в легитимных браках.

Зеркальным отражением разрушения семейных ценностей является развод. Итогом 2010 г. было уменьшение количества разводов на 54079 по сравнению с 2009 г.

Несмотря на определенные колебания, показатель разводимости держится на достаточно высоком уровне: ежегодно расторгается около 600 тыс. зарегистрированных браков, из них более 30% приходится на молодые супружеские пары, состоявшие в браке до 5 лет.

Начиная с 1976 г. абсолютное количество разводов в нашей стране не опускалось ниже 0,5 млн. Однако пиковых значений расторжение браков достигло в период депопуляции. Так, уже в 1992 г. данный показатель впервые превысил 600 тыс., а в 2002 г. вырос до 853,6 тыс. Для сравнения: в том же 2002 г. абсолютное количество заключенных браков составило всего 1019,8 тыс.

Очевидно, что существующая демографическая динамика не сулит российскому обществу ничего хорошего. Как показывают последние прогнозы, численность российского населения в ближайшие десятилетия может сократиться до критического уровня.

Так, по данным Института социально-политических исследований РАН численность населения Российской Федерации, при сохранении нынешних уровней рождаемости и смертности, может к 2025 г. сократиться с сегодняшних 142,7 млн. человек до 122 млн. человек. Вместе с тем, в данном прогнозе отмечается, что при дальнейшем росте смертности и снижении рождаемости численность россиян уменьшится на 28,8 млн. чел. и к концу указанного периода составит 113,9 млн. человек.

Драматическую перспективу обещают и все четыре варианта прогноза, разработанного специалистами ООН (World Population Prospect: The Revision 2004, далее WPP-2004). По мнению авторов WPP-2004, к 2025 г. количественный потенциал российского населения способен сократиться до следующих значений:

- по верхнему (чрезвычайно оптимистическому) варианту — до 136, 6 млн. чел;

- по среднему варианту — до 129,2 млн. чел;

- по нижнему (наиболее вероятному) варианту — до 121,7 млн. чел

- по варианту с постоянной рождаемостью — до 125,6 млн. чел.

В похожем ракурсе видит будущее и прогноз динамики численности российского населения, представленный демографом Владимиром Архангельским — специалистом Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им. М. В. Ломоносова. По наиболее вероятному сценарию этого прогноза, население России сократится к 2025 г. до 124,6 млн. чел., а к 2050 г — до 90,6 млн. чел.

Особого внимания заслуживают расчеты кафедры социологии и демографии семьи МГУ им. М. В. Ломоносова, представленные заведующим кафедрой профессором Анатолием Антоновым. Все пять вариантов этого прогноза говорят о нарастании депопуляции и снижении численности населения. Рассматривая демографические перспективы России до 2050 г, данный прогноз допускает сокращение численности российского населения по разным вариантам от 83 млн. до 107,3 млн. человек.

Даже самый малоправдоподобный вариант последнего прогноза, представленного специалистами ООН (WPP-2004), является депопуляционным и предрекает России к 2050 г. сокращение населения до 134,5 млн. человек. В то же время, по мнению отечественных экспертов, такие прогнозные значения будущей численности российского населения выглядят, мягко говоря, утопичными из-за совершенно необоснованного оптимизма. Остальные варианты демографического прогноза ООН носят более взвешенный, но все равно несколько "наивный" характер. Так, по среднему варианту население России к середине века сократится до 111,7 млн. человек, по нижнему (более приближенному к реальности) варианту — до 92,4 млн. человек и по варианту с постоянной рождаемостью — до 98,2 млн. человек.

Таким образом, при дальнейшем развитии депопуляционных процессов население России к середине ХХI века сократится, по разным оценкам, на 30—60 млн. человек.

Миграция

Миграционные процессы в России и ее регионах в 1990-е годы значительно усложнились в сравнении с советским временем. С одной стороны, российское население не упустило появившихся реальных возможностей для включения в глобальные миграционные процессы (заговорили даже об "утечке умов"). С другой стороны, широкий размах на пространстве бывшего СССР получили вынужденная миграция и репатриация, в результате чего Россия стала центром миграционного притяжения постсоветского пространства. Внутрироссийская миграция получила центростремительный характер (с севера и востока в центр и на юг страны). Кроме традиционной формы миграции, связанной с переменой места постоянного жительства, получила развитие временная трудовая миграция; появились и такие формы миграции, как нелегальная и транзитная.

Усложнение форм и проявлений миграционных процессов привело к значительному ухудшению статистического учета миграций. Внешние миграции поддаются статистическому учету в настоящее время лишь в небольшой степени. Недоучет прибытий в Россию весьма значителен. Тем не менее, можно утверждать, что приток мигрантов в Россию на постоянное место жительства сейчас меньше пикового 1994 года, когда он составил более 1 млн. человек. Регионами массового притока мигрантов из стран СНГ и Балтии в середине - конце 1990-х годов были территории равнинного Предкавказья (особенно Краснодарский и Ставропольский края), области Черноземной России (в первую очередь, Белгородская) и Приволжья, юг Урала (Оренбургская обл.) и Западной Сибири (Алтайский край). В эти же регионы были направлен и т.н. "западный дрейф" внутрироссийских миграций, мощность которого была максимальна в середине 1990-х годов.

Таким образом, миграционный приток населения распределялся по стране неравномерно: принимающими были центральные и юго-западные регионы страны. Регионами массового оттока стали "севера". Чукотский автономный округ лишился 67% населения, Магаданская обл. - 54%, вклад миграции в этой убыли огромен. Ощутимы потери регионов Восточной Сибири и европейского Севера. Потери "северов" во внутренних миграциях в середине - конце 1990-х годов частично (на 9-25% в разные годы) возмещались мигрантами из стран СНГ и Балтии. Начиная с 1999 года эти регионы имеют отрицательный миграционный баланс в обмене и с этими странами.

В отличие от севера европейской части страны, Сибири и Дальнего Востока большинство российских регионов (64 из 89) в настоящее время имеет, как правило, слабо выраженный внешний миграционный прирост.

В миграционном обмене со странами Дальнего Зарубежья наблюдается устойчивая убыль. Ее размеры невелики, но повсеместны. Наиболее значительна она на юге Западной Сибири, особенно из Алтайского края и Омской обл., откуда выезжают немцы.

В начале 1990-х годов вскоре после либерализации границ считалось, что одной из главных миграционных проблем страны и ее крупнейших научных центров станет "утечка умов". Эта проблема действительно актуальна для России, однако все-таки в меньших, нежели прогнозировалось, масштабах. За 1989-2010 годы по учетным данным из России за рубежи бывшего СССР выехало 1,5 млн. чел. Глобализующийся мир сегодня представляет ученым разные формы деятельности и сотрудничества, не обязательно в рамках переезда на Запад на постоянное место жительство. Масштабы таких перемещений не вполне ясны.

Роль миграции в компенсации естественной убыли, которой охвачена большая часть страны, в 1990-е годы неоднократно менялась. В начале и середине 1990-х годов, когда миграционный прирост страны был велик, миграция в значительной степени покрывала естественную убыль населения регионов Центра и Черноземья, Поволжья, Западной Сибири. В 2000-е годы параллельно падению официально фиксируемого органами статистики притока в Россию мигрантов на постоянное место жительства роль миграционного прироста в компенсации естественной убыли снижалась.

Миграционный прирост (убыль) регионов складывается из разницы прибытий и выбытий во внутрироссийском и внешнем миграционном обмене. Суммарный (внешний и внутренний) миграционный прирост в 2010 году имели 34 российских региона. Однако только в двух - Москве и Московской области - его масштаб таков, что может компенсировать естественную убыль населения. Еще в 6 регионах - Белгородской, Калининградской, Ленинградской областях, Краснодарском крае, Адыгее и Татарстане миграционный прирост замещает естественную убыль больше чем наполовину; в Калужской, Свердловской областях, Санкт-Петербурге, Хакассии, Ставропольском крае - на четверть. В остальных 15 регионах миграционный прирост столь незначителен, что способен лишь не ухудшать демографическую ситуацию.

Однако на большей части страны - в половине регионов Центра и Сибири, большинстве Приволжья и Дальнего Востока естественная убыль дополняется миграционным оттоком. Миграционная убыль в европейской части страны пока невелика, в Сибири и на Дальнем Востоке - значительна.

В республиках Северного Кавказа, некоторых автономных округах и республиках Сибири сохраняющийся естественный прирост сочетается с миграционной убылью населения. В результате в 2-х северокавказских и 2-х сибирских республиках наблюдается общий прирост численности населения; в других регионах естественный прирост уже не может компенсировать миграционный отток, численность населения падает.

Только в 6 российских регионах естественный прирост подкрепляется миграционным, три из них - нефтегазодобывающие северные округа, три другие аттрактивны скорее всего временно или локально.

Положительный общий миграционный баланс регионов в последние годы складывается почти исключительно за счет положительного внутреннего сальдо миграции. Статистически регистрируемый вклад внешней миграции в 2000-е годы повсеместно в России стал столь незначителен, что чаще всего не может компенсировать миграционную убыль во внутренней миграции.

Во внутрироссийском миграционном обмене наиболее аттрактивны столицы и пристоличные области, а также отдельные экономически развитые регионы Северо-Запада (Калининградская обл.), Центра (Ярославская, Белгородская обл.), Приволжья (Татарстан, Нижегородская, Самарская об.), Урала (Свердловская обл.), Западной Сибири (Кемеровская обл.). Чем восточнее на карте страны находится регион, тем менее привлекателен он для внутренних мигрантов. В целом поток внутренних мигрантов устойчиво ориентирован с севера и востока в центр и на юго-запад и находится во власти так называемого "западного дрейфа".

Притягательность Центра для внутренних мигрантов с течением времени усиливается. Дальний Восток и почти вся Восточная Сибирь стабильно непривлекательны.

За период 1989-2010 годов Центральный федеральный округ за счет обмена населением с другими федеральными округами получил почти 1,5 млн. человек, а Дальний Восток отдал в пользу других округов около 800 тысяч чел. Данные Всероссийской переписи населения 2010 года позволят сказать о еще больших масштабах перемещений населения между крупными частями страны.

При том что вообще число привлекательных для мигрантов регионов невелико, Москва с ее огромным рынком труда, далеко превосходит их все по части "аттрактивности" и реализует почти 60% миграционного прироста Центрального округа во внутренних миграциях и значительную часть внешнего прироста. Более того, в связи с сокращением притока населения из СНГ в Центре восстановился миграционный ландшафт, характерный для 1980-х годов, когда Москва стягивала на себя население со всей ближайшей округи. Влияние Санкт-Петербурга значительно меньше, зона его миграционных притязаний - север и северо-запад европейской части страны.

Таким образом, следует констатировать наличие значительной дифференциации российских регионов по складывающейся в них миграционной ситуации. Около десятка регионов отличаются значимым положительным миграционным приростом и во внутренней, и во внешней миграции. Подавляющее же большинство регионов имеют либо нулевой, либо отрицательный миграционный баланс. Социально-экономическая поляризация регионов, влияющая на миграцию чрезвычайно сильно, проявляется в том, что по-настоящему аттрактивными становятся только регионы, возглавляемые крупными городами с емкими рынками труда; из остальных с разной активностью население выезжает.

Региональные различия

Российское пространство само по себе столь велико и многообразно, а население, инфраструктура и производство, казалось бы "размазаны" по нему столь неровно, что демографические различия должны быть чрезвычайно разительными. Однако демографические "разрывы" между регионами с самыми лучшими и самыми худшими показателями экономической и социальной жизни все же менее выражены, чем можно было бы предполагать.

Самые высокие показатели рождаемости характерны для Алтая и Тывы, ряда Северо-Кавказских республик (Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, Чечня), автономных округов Сибири (Усть-Ордынский и Агинский Бурятские, Таймырский, Эвенкийский) и Дальнего Востока (Чукотский, Корякский).

Только в 9 российских регионах с общей численностью населения 1520 тысяч человек (1,06% населения страны) СКР превышает два ребёнка на одну женщину, но нигде не достигает - трех. Из Северо-Кавказских республик такие показатели фиксируется органами статистики лишь в Чечне (2,965). Даже в регионах с некогда высокой рождаемостью - Дагестане и Калмыкии - СКР более 2,000 теперь наблюдается только в сельской местности. Городские жительницы этих республик демонстрируют почти среднероссийский уровень рождаемости.

Репродуктивные установки и нормы детности имеют этнические особенности. Среднее число рожденных детей превышает 3000 детей на 1000 женщин лишь у одной российской этнической группы - жителей Дагестана - аварцев-дидойцев, общая численность которых около 20 тысяч человек. Относительно высокой рождаемостью отмечены курды (территориально рассредоточены по стране), ненцы (Ямало-Ненецкий, Ненецкий, Долгано-Ненецкий автономные округа), табасаранцы (Дагестан), ингуши (Ингушетия, Чечня), коми-ижемцы (Коми).

Вообще среди представительниц 7 этнических групп, численность которых превышает в России 1 млн. человек, только у чеченок среднее число рожденных детей больше 2000 на 1000 женщин. Все остальные заметно не дотягивают до этой планки. Рождаемость же русских и вовсе не доходит до 1500 детей на 1000 женщин.

В итоге наиболее урбанизированные регионы Центра и Северо-Запада (рис. 1) страны, с высокой долей русского населения имеют минимальные показатели рождаемости. СКР в границах 1,129 - 1,200 детей отмечается в Ленинградской, Калининградской, Тульской, Смоленской областях, Москве и Санкт-Петербурге.

Административно-территориальное деление Северо-западного ФО на 1 января 2009 г

Рис. 1 Административно-территориальное деление Северо-западного федерального округа на 1 января 2009 г

Присутствие в этом списке двух богатых столичных городов не позволяет "списывать" низкую рождаемость только на социально-экономические причины.

Общий коэффициент рождаемости, как показатель чрезвычайно зависимый от возрастной структуры населения, менее информативен. Однако и он выявляет ту же картину - в староосвоенном и урбанизированном европейском центре рожают меньше, чем в более традиционных аграрных регионах. Но региональные различия не велики - от 8-9‰ в областях Центра до 17-20‰ на Алтае, в Тыве, Дагестане.

Таким образом, повышенная, хотя и невысокая рождаемость, осталась только в неевропеизированных регионах страны с относительно высокой долей сельского населения. Территориальная локализация регионов с минимальным и максимальным уровнем рождаемости по сравнению с серединой прошлого века не изменилась, существенно сократилась лишь амплитуда колебаний между ними. Главным образом, это произошло за счет снижения рождаемости в регионах, ранее отличавшихся ее высоким уровнем.

В 2009 году ожидаемая продолжительность жизни в России составила 68,7 года для обоих полов, в т.ч.: 62,77 лет - для мужчин и 74,67 года - для женщин. При этом в Корякском автономном округе она составляет всего лишь 53,1 года - такая продолжительность жизни в России была в далекие предвоенные годы. Еще в 6 российских регионах - преимущественно автономных округах и республиках восточной части страны - ожидаемая продолжительность жизни не достигает 60- летней планки.

Вторая зона неблагополучия локализована на северо-западе европейской части страны - Тверская, Ленинградская, Новгородская, Псковская, Калининградская области, Карелия - они представляют собой плотный конгломерат регионов, имеющих продолжительность жизни в пределах 60-62 года (в среднем для обоих полов).

Наибольшую продолжительность жизни (68-76 лет) демонстрируют республики Северного Кавказа, Москва, Санкт-Петербург, Белгородская область, Ханты-Мансийский автономный округ.

Относительное благополучие ситуации со смертностью на Кавказе по-видимому связано как с этнокультурными особенностями региона, так и с качеством статистики населения.

Данные об ожидаемой продолжительности жизни российских женщин и мужчин свидетельствуют о существовании огромной разницы в картине смертности, каковой нет почти нигде в развитом мире. Она составляет 11,9 года.

Однако почти повсеместно на Северо-Западе страны и в целом ряде восточных регионов с низкой продолжительностью жизни - Иркутской области, Корякском автономном округе, Бурятии, Алтае - эта разница достигает 15 и выше лет. Существование таких различий в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами стало возможным из-за крайне низких показателей для мужчин. Иными словами - речь идет о мужской сверхсмертности в трудоспособных возрастах.

Региональная дифференциация показателя уровня смертности повторяет ситуацию с ожидаемой продолжительностью жизни, а главной детерминантой региональных различий выступает возрастная структура населения.

Максимальный уровень общей смертности характерен для постаревших областей Центра и Северо-Запада России, минимальный - в относительно молодых Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком и других округах Сибири, а также республиках Юга страны (в первую очередь, Дагестане и Ингушетии). Региональные различия в смертности выражены по сравнению с рождаемостью более сильно.