Эстетические свойства ландшафтов и их оценка

Основные понятия эстетического направления географии

Эстетические свойства природы как объект изучения обратили на себя внимание ученых и мыслителей еще в античную эпоху. Свои идеи по поводу истиной сути красоты высказывали выдающиеся философы древности: Гераклид, Сократ, Платон, Аристотель и др. В большинстве своем они сходились в мысли, что прекрасное объективно и красота есть непременное внутреннее свойство природы. Античные авторы именно природу провозглашали идеалом красоты.

В эпоху Возрождения интерес к эстетике ландшафтов не угас, а еще более усилился. Красивый пейзаж непременно входил в представление людей о счастливой жизни. Однако, в это время идеалом красоты в большей мере признаются пейзажи не дикой природы, а очеловеченных, окультуренных, «домашних» ландшафтов.

В эпоху просвещения продолжалось философское осмысление феномена эстетической привлекательности ландшафтов. Этому вопросу уделяли внимание французские философы-просветители: В. М. Вольтер, Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро, К. А. Гальвеций и др. Позднее серьезные философские исследования красоты природы провели классики немецкой философии Кант, Гегель.

Но, не смотря на довольно продолжительную историю философского осмысления красоты природы, подлинно научное изучение эстетических свойств ландшафтов началось лишь в середине XIX в. Основа для формирования эстетического направления в географии была заложена в трудах блестящего немецкого естествоиспытателя, путешественника барона Александра фон Гумбольдта (1769-1859).

Он первый пытался связать науку с искусством, введя в географию ландшафтную (пейзажную) живопись. Пейзажная живопись и сегодня продолжает оказывать весьма значительное влияние на развитие эстетической географии и некоторых смежных научных направлений.

А. Ф. Гумбольдт призывал географов познавать географии во всех ее направлениях. Только это давало возможность приблизиться к истинному знанию, постичь суть исследуемого объекта.

После А. Ф. Гумбольдта интерес к научному изучению красоты природы в ее географических аспектах утих почти на 100 лет. Тем не менее, именно в немецкой географии в начале XXв. возобновились исследования эстетики ландшафтов. Истинным основоположником эстетической географии, как научного направления, по праву может считаться соотечественник А. Гумбольдта Альфред Геттнер (1859 – 1941). Он впервые использовал сам термин «эстетическая география», употребив его в своей известной книге «География. Ее история, сущность и методы». Геттнер призывал не путать эстетическую географию – науку с искусством ярких художественных географических описаний.

Практически одновременно с А. Геттнером к эстетическим свойствам ландшафтов обратился выдающийся русский ученый В. П. Семенов – Тян-Шанский. Один из разделов своего фундаментального произведения «Район и страна» он посвятил связи географии и искусства. Эти связи, по его словам, основываются на красоте природы и осуществляются через ее восприятие, дающее вдохновение и эстетическое наслаждение. Идеи ученого не были поддержаны. Советская география того времени имела кардинально противоположное направление. Она шла по пути индустриализации и интенсификации, а отнюдь не гуманизации.

Начиная с 1960-х гг., изучение ландшафтной эстетики занимались преимущественно географы англоязычных стран Запада, прежде всего Великобритании, а также США. В это время появляется (в США) такое научное направление, как поведенческая география, исследующее географические причины поведения людей (как индивидуального, так и группового).

Исследуя феномен пространственного восприятия, ученые очень быстро пришли к идее оценки привлекательности ландшафтов. Суть ее заключалась, с одной стороны, в непосредственном выявлении наиболее и наименее привлекательных для человеческого восприятия ландшафтов, а с другой стороны – в поиске объективных причин таких различий в восприятии. То есть, по сути, оценка восприятия ландшафтов и являлась, как правило, ничем иным, как оценкой эстетических свойств территории.

В России же до 1990-х годов этой тематике посвящались лишь единичные работы. Не было издано ни одной монографии в рамках ландшафтной эстетики.

Сегодня интерес к географическому изучению пейзажно-эстетических свойств ландшафтов резко возрос. Среди отечественных географов, занимающихся данной проблематикой, можно назвать В. А. Николаева, М. Ю. Фролову, М. П. Березина, Н. В. Бучацкую, Ю. А. Веденина, Д. А. Постникову и многие другие.

Однако, не смотря на сотни опубликованных работ, большинство авторов все – таки указывают на недостаточную теоретико-методологическую проработку данного научного направления. В существующих теориях нет стройности и согласованности. Много противоречий. Нет отлаженной универсальной методики изучения пространственного восприятия и оценки эстетических ресурсов территории. Все это указывает на необходимость серьезной работы в этом направлении.

Тем не менее, исследования в данной области различных авторов определили основные понятия и терминологическую базу, которыми оперируют при оценке привлекательности ландшафтов.

Под эстетичностью ландшафта, по определению Ю. П. Хрусталева понимается «красота местности, ее привлекательность для человека. Один из природных ресурсов, необходимый для сохранения психического здоровья и нормального отдыха людей» Красота природы, как убедительно доказывают многие ученые и философы, - это ее объективное свойство. Она определяется объективными законами гармонии, которым подчинено все устройство вселенной (в процессе естественного развития ландшафтной сферы или при вмешательстве человека, гармония природы может нарушаться). Но в то же время, красоту постигают люди. Человек является мерой прекрасного. Таким образом, выявляется фундаментальный дуализм ландшафтной эстетики: с одной стороны, красота природы, гармоничность, системная организованность есть ее объективное свойство, с другой стороны, сама категория красоты возможна лишь при появлении человека с его восприятием среды, осмыслением и субъективной оценкой эстетических свойств этой среды. Итак, эстетичность ландшафта - понятие субъект - объектное. Трудность выявления каких-либо закономерностей в этой области определяется сложностью, как объекта восприятия (территории), так и субъекта восприятия (человека), а также многообразием их связей (природные и социальные факторы, воздействующие на восприятие в разное время и определяющие его инвариантность).

Очевидно, что разные ландшафты производят неодинаковое эстетическое впечатление на человека. В связи с этим можно говорить о степени эстетичности ландшафта или о его эстетической ценности. Выявление объективных критериев эстетичности и закономерностей пространственной дифференциации ландшафтов по эстетическому признаку является главной задачей эстетической географии.

Следует также сразу разделить такие понятия как эстетические свойства ландшафтов (пейзажей), эстетические ресурсы и эстетический потенциал, часто и в различных контекстах используемые как синонимы.

Под эстетическими свойствами понимаются те объективные характеристики пейзажа, которые делают его привлекательным или непривлекательным, т.е. определяют степень его эстетичности. Эти свойства могут быть выявлены, конечно, только при появлении человека.

Эстетические свойства территории (пейзажей) превращаются в ресурсы, когда человек начинает их целенаправленно использовать (например, в рекреационной деятельности) или осознает возможность их использования. По определению К. И. Эрингиса и А.-Р. А. Будрюнаса, «природные эстетические ресурсы - это вся окружающая нас природная среда, вызывающая у наблюдающего ее человека эстетическое удовлетворение». Автор настоящей работы под эстетическими ресурсами территории понимает пейзажи, формируемые ландшафтами данной территории (как природными, так и культурными) и вызывающие у человека позитивные эмоции при их восприятии. И чем сильнее производимое пейзажем впечатление, и чем большие площади в пределах исследуемой территории занимают привлекательные пейзажи, тем о лучшем качестве и большем количестве эстетических ресурсов идет речь.

Эстетический (пейзажно-эстетический, эстетико-ресурсный) потенциал территории можно определить как степень возможного участия данной территории в удовлетворении духовно-эстетических потребностей общества.

Необходимо отметить, что эстетическая привлекательность ландшафта оценивается преимущественно по его визуальным качествам, по той видимой картине, которую образует данный природно-территориальный комплекс (ПТК). Поэтому ландшафт в аспекте восприятия и эстетичности рассматривается больше как пейзаж - видимое пространство, зримая и ощутимая картина. Соответственно, именно пейзаж выступает основной операционной единицей данного исследования.

Именно пейзаж - визуальная картина, открывающаяся из какой-либо точки географического пространства, может оцениваться наблюдателем с точки зрения красоты и гармонии. С этих позиций разделение территории по степени эстетичности представляется довольно трудной задачей, так как провести границы между реальными пейзажами практически невозможно. Трансформация пейзажной картины (иногда кардинальная) возможна при изменении местонахождения субъекта восприятия (наблюдателя) всего лишь на какой-нибудь десяток метров. Несмотря на то, что любой пейзаж обладает внутренней структурой и можно выделить его основные элементы, главное его свойство - целостность. Можно говорить об эстетической привлекательности только целой пейзажной картины, а не отдельных ее частей. Как слова, вырванные из предложения, не передают смысла всего предложения, так и отдельные природные объекты, компоненты ландшафта, представляют эстетическую ценность лишь в совокупности, когда являют собой единую гармоничную пейзажную картину на общем «холсте» территории.

Итак, ландшафт служит материальной основой пейзажа. И так как они, составляют один воспринимаемый пейзаж, отражаются в разуме человека в виде единого зрительного образа, то объективно оценить восприятие каждого отдельно взятого вида ландшафта, по-видимому, невозможно, а тем более отразить эти оценки на ландшафтной карте. Оцениваться должны целостные образы. В этом случае сама оценка, очевидно, должна присуждаться тому месту, из которого открывается данный пейзажный вид. В результате получается, что при картографировании эстетических ресурсов контуры пейзажных ареалов охватывают не ландшафты, собственно формирующие определенные пейзажи, а те урочища, из которых человек может наблюдать данные пейзажи.

Любая точка географического пространства обладает таким свойством, как пейзажность, так как из нее открывается тот или иной вид на окружающую действительность. Это свойство можно рассматривать, как некое ментально-информационное поле, присущее пространству и качественно изменяющееся от места к месту. В таком понимании степень эстетической привлекательности того или иного пейзажа есть качество ментально-информационного поля той точки пространства, из которой открывается данный пейзаж.

В целом пейзажи непрерывны в своем территориальном развитии. Они как бы взаимно проникают друг в друга. Однако визуальный облик пространства целиком зависит от географического ландшафта, который является материальной основой пейзажа. Поэтому связь ландшафтной и пейзажной структур территории не подлежит сомнению.

Известно, что ландшафты типологически повторяются в пространстве. При этом типологически идентичные ПТК (и их совокупности) образуют однотипные пейзажи, которые вызывают у воспринимающего человека схожие чувства, определяя схожую оценку этих разных в пространственном, но одинаковых в типологическом отношении ландшафтов. Данное обстоятельство открывает возможность использования метода экстраполяции данных при оценке эстетических свойств крупных территорий.

Учитывая типологическую сущность пейзажей и их неразрывную связь с ландшафтной основой, представляется возможным выделять на территории некоторые пейзажные ареалы, обладающие визуальной схожестью и, следовательно, одинаково оцениваемые. Проведение границ между такими ареалами, конечно, требует определенного абстрагирования, так как реальные пейзажи очень тесно взаимосвязаны и трудно провести разделительную линию между их различными видами.

Несмотря на то, что в реальности человек воспринимает геокомплексы таксономического ранга не выше местности, на которые и может распространяться непосредственная эстетическая оценка, о пейзажном пространстве в целом можно говорить, как об иерархической системе. Объективная причина этого кроется в механизме постижения человеком окружающей действительности и кодирования пространственной информации. Мир, как уже отмечалось выше, воспринимается людьми в виде образов, которые представляют собой ментальные модели геопространства, формирующиеся в их сознании. Эти образы полимасштабны. То есть «мелкие образы» (например, единичные пейзажи конкретных мест) «вкладываются» в образы более крупного таксономического уровня. Так, в виде единого географического образа «записывается» в сознании человека видеоряд, состоящий из однотипных пейзажей. Интересно, что образная иерархия точно соотносится с геосистемной. Пейзажные картины упорядочены внутри соответствующих геосистем: речных бассейнов, горных хребтов и т.д., которые даже обывателями интуитивно воспринимаются, как нечто генетически целостное.

Методика оценки эстетических ресурсов территории

Географический ландшафт обладает множеством уникальных свойств. Одним из них является пейзажность - свойство, отражающее формирование ландшафтами визуальных картин, доступных зрительному восприятию. Пейзажи как зримые образы реальных ландшафтов всегда оценивалась людьми (осознанно или интуитивно) с позиций красоты. Находясь в том или ином ландшафте, человек всегда сравнивает его со своими представлениями о прекрасном и безобразном, вводя тем самым категорию эстетической ценности ландшафтов (или, точнее, пейзажей). Люди всегда видели в окружающем их ландшафте не только ресурсы, необходимые для физического существования, но и источник эстетического наслаждения - духовную пищу. Испокон веков человек восхищался одними ландшафтами и испытывал неприязнь к другим. Красота и гармония пейзажей территории всегда расценивались им как великое благо.

Оценка эстетических ресурсов территории

Оценка эстетических ресурсов территории являются завершающей и важнейшей стадией пейзажно-эстетического исследования. В дальнейшем данные этих оценок могут использоваться для определения общего природно-ресурсного потенциала исследуемой территории, выборе оптимального способа природопользования, дающего максимальный социально-экономический эффект при минимальных издержках (финансовых, экологических, социально-психологических и др.), режима охраны и т.д. В наибольшей степени результаты оценок эстетической привлекательности пейзажных видов территории применяются при рекреационном планировании. Ведь именно красивые пейзажи чаще всего и привлекают туристов и путешественников. В последнее время также широко применяется, так называемая ландшафтотерапия («лечение красотой природы») для духовного и физического оздоровления людей, снятия хронической усталости и депрессии, вызванной долгим воздействием стрессовой среды урбанизированных территорий. Следовательно, можно говорить о бальнеологических свойствах пейзажа.

Для малоосвоенных мест живописные пейзажи часто являются единственным козырем в конкурентной борьбе с известными туристическими центрами мира. И не обладающие транспортной доступностью, развитой сферой услуг и прочее, но сохранившие природное великолепие, удаленные от цивилизации кусочки планеты находят своего благодарного посетителя, а значит, возможность для развития. Таким образом, эстетические ресурсы имеют вполне очевидное экономическое выражение. И стоимость живописных мест со временем будет только возрастать.

Также не стоит забывать и то, что красивые пейзажи - это всеобщее достояние человечества, которое необходимо сохранить для будущих поколений. И в эпоху беспредельного наступления человека на природу очевидна необходимость разумного пользования ресурсами, в том числе такими малоосязаемыми, как эстетические.

Однако в современном мире господства рынка красота вынуждена бороться с бизнесом (например, когда ставится вопрос выбора: сохранение красивейших пейзажей или освоение недр этой территории). И зачастую только научная оценка эстетико-рекреационных ресурсов (при учете издержек) позволяет спасти ценнейшие пейзажи от уничтожения в угоду добывающим и другим компаниям.

Ввиду специфичности объекта (пейзаж), оцениваемого на предмет эстетической привлекательности, и сложностей, неизбежно возникающих при учете субъективного фактора, наибольшее распространение и признание получили методики качественной (обычно балльной) оценки эстетических ресурсов. При этом проводят ранжирование пейзажей исследуемой территории на группы по степени эстетичности. Обычно выделяют 3, 5 или 7 таких групп (от наиболее ценной к наименее).

Предпринимались также попытки количественной оценки привлекательности пейзажей, выражаемой в денежном эквиваленте.

Например, проводился опрос респондентов на предмет того, какую сумму они готовы заплатить, чтобы увидеть тот или иной пейзаж. Но большого развития подобные методики не получили.

Методика оценки пейзажно-эстетических ресурсов ландшафтов

Несмотря на всю сложность и неуловимость такого феномена, как красота природы, накоплен уже немалый опыт ее оценки. Но для любой научной оценки необходимо выявление ее критериев.

Пейзажные картины складываются из объективных компонентов географической среды - из почвенного покрова, растительности, вод и т.д. Но при анализе эстетических качеств среды учитываются в основном визуальные характеристики формирующих ее компонентов, роль которых далеко не однозначна. Здесь, как нигде, отчетливо проявляется закон эмерджентности систем - целое больше совокупности своих частей. Оценка отдельных компонентов пейзажа с точки зрения их эстетической роли в общей картине часто бывает малоинформативной. Очевидно, необходимо использование системного метода исследования. В качестве оценочных критериев эстетичности желательно выявить системные показатели, т. е. характеристики, отражающие свойства всей системы в целом, а не отдельных ее компонентов.

Основные критерии пейзажно-эстетической ценности ландшафтов

В монографии Д. А. Дирина [11] рассматривается 10 критериев для оценки пейзажно-эстетических ресурсов территории. В этой работе за основу берутся только 6 главных критериев оценки.

1. Пейзажное разнообразие. Большинство авторов сходятся во мнении, что одним из главных критериев эстетической привлекательности территории является пейзажное разнообразие. Яркие, визуально различные пейзажи, создаваемые множеством контрастных элементов, как правило, оказываются более предпочтительными, нежели монотонно однообразные виды. Однообразие утомляет.

Пейзажное разнообразие определяет потенциальное богатство зрительных образов, создаваемых ландшафтами. Данный показатель в основном зависит от разнообразия и мозаичности ландшафтной структуры территории. Однако нельзя забывать о том, что при оценке эстетических качеств территории мы имеем дело с реальными пейзажами - визуальными картинами, формируемыми относительно небольшими, как правило, пространствами и территориально ограниченными возможностями человеческого зрения, орографическими преградами, растительностью и т.д.

Необходима оценка визуального разнообразия конкретного пейзажа, открывающегося из той или иной точки географического пространства. Соответственно, пейзажное разнообразие определяется составом лишь тех визуально различимых ландшафтных выделов, которые попадают в зону видимости, открывающуюся из данной точки местности (пейзажного подступа), т.е. выделов, формирующих данный оцениваемый пейзаж. С точки зрения пейзажного разнообразия значение имеют количество пейзажеформирующих элементов, их соразмерность, мозаичность контуров, контрастность границ и пр.

Для оценки степени визуального разнообразия наблюдаемого пейзажа одним из показателей является - разнообразие структурно- и вещественно-разнородных элементов в ландшафте [11].

Этот оценочный показатель учитывает тот факт, что визуальные контрасты пейзажных компонентов возможны даже в пределах одного урочища и могут не отражаться на ландшафтной карте. Природные компоненты, составляющие ПТК, имеют различную физическую сущность, выражающуюся и в специфике визуальных свойств. В совокупности эти генетически разнородные компоненты определяют некий структурно-вещественный состав ландшафта и пейзажа. Вода, скальные обнажения, древесная и травянистая растительность, курумник и т.п. воспринимаются как отдельные, генетически различные элементы пейзажа, давая то самое визуальное разнообразие.

Очевидно, что при оценке привлекательности пейзажа первостепенную роль играет не оценка каждого структурно- и вещественно- специфичного компонента ландшафта (это важно при оценке «ближнего пейзажного плана»), а именно степень разнообразия этих компонентов в пейзаже, то есть их количество и соотношение.

По данному признаку выделено четыре группы компонентов ландшафтов, включающие в целом 12 таких структурно- и вещественно- разнородных элементов:

Геолого-геоморфологические:

1)     скалы и выходы коренных пород;

2)     морены и курумники;

3)     галечник;

Гидрологические:

4)     линейные водные объекты;

5)     площадные водные объекты;

Гляциологические:

6) ледники, снежники;

Биотические:

7) древесная хвойная растительность;

8) древесная лиственная растительность;

9 ) кустарники;

10) травянистая растительность;

11) мхи;

12) лишайники.

2. Цветовая гамма пейзажей.

Исключительно значимым объективным параметром эстетичности ландшафта представляется его цветовая гамма (преобладающие в пейзаже цветовые аспекты). Человек воспринимает не только форму, но также и цвет, причем цветовая гамма воспринимаемой картины оказывает ничуть не меньшее влияние на формирование ментального образа и общую перцептивную оценку данного ландшафта. Несмотря на свою динамичность (например, в результате сезонной ритмики), это очень важный показатель, и его нельзя игнорировать. Наибольшее значение для восприятия имеют те цвета ландшафта, которые формируют общий цветовой фон пейзажа. Однако значительную роль играют и цветовые вкрапления в пейзаж, выступающие в качестве «фигуры на фоне».

Важно оценить не только количество (цветовое многообразие), но, прежде всего, и визуальные качества наличествующих в пейзаже цветов. Соответственно, не менее значимым показателем является соотношение различных цветовых аспектов в пейзаже. Влияние разных цветов на восприятие и в целом на человеческую психику довольно хорошо изучено в психологии и психофизиологии.

Каждый цвет воздействует на человека по-разному. Это воздействие объективно. Цвета влияют на организм человека психофизиологическим (ассоциативно) и биохимическим путем. Доказано, что цвет может воздействовать на частоту дыхания, пульс, артериальное давление, биоритмы, активность мозговой деятельности и др. Например, синий и зеленый цвета, воздействуя на гипофиз, вызывают образование серотонина, который действует успокаивающе; красный цвет, напротив, способствует образованию адреналина, действующего возбуждающе.

Считается, что наиболее благоприятный цветовой фон пейзажа создают светло-зеленый, бирюзовый, голубой цвета. Благоприятно воздействует присутствие в пейзаже желтых, белых, оранжевых, различных оттенков красного вкраплений. Наименее привлекательны черный и различные оттенки серого цвета.

3. Композиционное устройство пейзажа.

Гармоничность и общую эстетическую ценность пейзажа в значительной степени определяет его композиционное устройство. Здесь авторы выделяют три главных критерия:

1) наличие и количество композиционных узлов;

2) четкость кулис;

3) глубина перспектив;

Четкость кулис, окаймляющих пейзаж. Кулисами, окаймляющими пейзаж, могут быть объекты, относящиеся к рельефу (склоны гор и т.д.), растительности, или же созданные человеком, если они четко определяют рамку пейзажа. Присутствие пейзажных кулис придает законченность наблюдаемой картине. Наибольший эстетический эффект создают кулисы, окаймляющие пейзаж с обеих сторон. Но даже наличие визуальной рамки лишь с одной стороны пейзажа оказывает благоприятное воздействие.

4. Лесистость ландшафта (участие леса в формировании пейзажа).

Как указывается во многих работах, большую эстетическую роль имеет степень залесенности ландшафта. Здоровый и приятный для пребывания ландшафт подсознательно ассоциируется у большинства людей с наличием в нем воды и леса. Поэтому представляется необходимым ввести эти показатели в методику оценки эстетической ценности пейзажей.

Характерно, что при большой эстетической роли лесной растительности чисто лесные ландшафты обычно менее привлекательны, чем частично залесенные. В целом (с пейзажно-эстетической точки зрения) считается оптимальной степень лесистости территории 30-50%. Пейзажи с такими показателями залесенности не противоречат критерию обзорности, часто формируя обширные панорамы.

Породный состав леса имеет значение для его эстетической ценности лишь в ближней перспективе. При этом среди хвойных пород обычно наиболее привлекательными являются кедр и ель, менее живописна лиственница. Но все же предпочтительнее смешанный характер лесных массивов, причем с участием широколиственных пород. В дальней перспективе породный состав леса теряет свое значение и основную роль уже играют очертания леса и площадь, которую он занимает в пейзаже.

5. Наличие водных объектов в ландшафте.

Многие авторы считают, что при формировании эстетически, привлекательных пейзажей ведущее значение приобретают играют водные объекты, т. е. их наличие/отсутствие и характер. И это мнение небезосновательно. Действительно, для абсолютного большинства людей водные объекты (озеро, река, водопад, море и пр.) есть непременный атрибут эстетически привлекательного ландшафта. Водные объекты определяют своеобразный характер пейзажа. Так тихие лесные озера настраивают на романтический лад, бурная порожистая горная река, напротив, будоражит и внутренне активизирует.

Существует мнение, что красота - это подсознательное ощущение полезности объекта. С этих позиций пейзажи с участием водных объектов, безусловно, должны лидировать с точки зрения эстетической ценности. Вода как таковая является несомненным благом и необходимым ресурсом для жизни и любого вида деятельности человека. Практически вся рекреационная инфраструктура мира в своем территориальном размещении ориентирована именно на водные объекты. Это не только источники водоснабжения, но и ценный рекреационный ресурс, позволяющий заниматься различными видами рекреационной деятельности (рафтинг, пляжный отдых, дайвинг и подводная охота, рыболовный туризм, катание на водных лыжах, круизный отдых, прогулки на яхтах) и просто наслаждаться великолепными пейзажами.

С позиций эстетической роли водных объектов в пейзаже имеют значение их размер (лучше не очень большой, чтобы можно было охватить взглядом), удаленность от наблюдателя (чем ближе, тем лучше), а также очертания берегов, характер течения, цвет воды и пр.

Если водные объекты, имеющие горизонтальное простирание (реки, озера, водохранилища, каналы и пр.), несмотря на все различия (например, стоячая или текучая вода, характер течения и т.д.) могут быть признаны условно равными в вопросе их эстетической роли, то водные объекты, имеющие вертикальное падение воды (водопады), стоят особняком. Они в целом довольно редки и, несомненно, обогащают пейзаж, являясь своеобразными символами места. Их роль в привлекательности пейзажа, вероятно, нужно учитывать отдельно. Но водопады в большинстве своем - локальные объекты, сохраняющие эстетическую значимость лишь на небольшом расстоянии.

6. Антропогенная трансформация пейзажа.

Возможно, самым неоднозначным фактором, влияющим на эстетическую привлекательность пейзажа, является степень его измененности в результате человеческой деятельности. Преобразование человеком природных ландшафтов носит в последнее время всеобъемлющий характер. В. И. Вернадский уже в начале XX в. писал, что человек превратился в одну из глобальных геологических сил планеты. Ф. Н. Мильков, развивавший понятие «антропогенный ландшафт», говорил о том, что на Земле сегодня уже нет таких ландшафтов, которые можно было бы считать чисто природными, то есть те, которые не испытывают на себе человеческого воздействия. Действительно, люди преобразуют естественную среду в соответствии со своими потребностями, возможностями, представлениями, желаниями. Воздействие человека на ландшафт может быть как прямым (к примеру, вырубка участка леса), так и косвенным (например, выпадение кислотного дождя далеко за пределами источника загрязнения атмосферы), спланированным или случайным.

Безусловно, воздействие людей на природную среду отражается и на ее внешнем облике. Существуют все основания говорить об антропогенной трансформации не только ландшафтов, но и пейзажей. Но в отличие от ландшафтов о преобразовании естественных пейзажей можно говорить только в случае прямого вмешательства человека, при наличии визуальных следов человеческой деятельности (строения, карьеры, свалки, объекты инфраструктуры и пр.). В мире все еще остаются условно девственные пейзажи - те, в которых ничто не говорит о присутствии людей. К сожалению, их становится все меньше, экспансия человека на природу продолжается, распространяясь и на самые труднодоступные уголки планеты. В то же время растет и туристический спрос на нетронутые, девственные пейзажи. Власти многих стран, наконец, осознав духовную или просто коммерческую ценность таких территорий, всерьез задумались об охране и оптимизации использования своих эстетических ресурсов. Так, в ряде развитых стран (Франция, Великобритания, США и др.) есть законы, призванные сохранить наиболее привлекательные пейзажи неизменными. В США неосвоенные девственные территории официально возводятся в ранг национального достояния.

Не секрет, что вмешательство человека в пейзаж, как правило, оказывается негативным. Внося в созданную природой картину нечто, свое либо изымая что-то из нее, человек разрушает естественную, складывавшуюся тысячелетиями, гармонию.

Человек может сотворчествовать с природой, создавая великолепные, радующие глаз своей гармонией пейзажи культурных ландшафтов. Но почему это скорее исключение, чем правило?

Очевидно, все дело в модели восприятия природных ландшафтов и пейзажей населением, особенно людьми, принимающими решения в сфере природопользования. От отношения людей к природной среде зависят и их природопользовательское поведение, и особенности преобразования ландшафтов. Когда природа осваивается прагматически, утилитарно, когда ландшафт рассматривается лишь как средство удовлетворения своих первичных потребностей и, зачастую, алчности, появляются совершенно несуразные для естественной среды формы, уродующие пейзаж и отрицательно воздействующие на психику людей. И совсем другое дело, когда ландшафт и пейзаж представляются носителями некой духовной ценности, когда красота и гармония признаются важными факторами при планировании и проектировании хозяйственной деятельности [11].

В последнее время весьма популярной стала концепция культурного ландшафта, под которым понимают рационально организованную (пространственно и функционально) природно-хозяйственную территориальную систему. Необходимым свойством культурного ландшафта признается «высокое эстетическое достоинство пейзажного облика».

В соответствии с этим все современные ландшафты можно разделить на четыре категории по фактору антропогенной трансформации:

1)     девственные (условно неизмененные) - следов присутствия человека и его деятельности не видно;

2)     мало измененные - видны следы человеческой деятельности, но они не вызывают явной дисгармонии и отталкивающего эффекта при восприятии (например, тропинка в лесу);

3)     акультурные (нерационально преобразованные) - отчетливо выражены деструктивные следы человеческой деятельности; нарушена гармония пейзажа, как крайний случай - антропогенные пустоши, так называемые;

4)     культурные (рационально преобразованные) - следы человеческого труда ярко выражены, но преобразования естественной среды носят рациональный и щадящий характер, природная составляющая максимально сохранена, а изменения естественных ПТК осуществлены на основе ландшафтного проектирования и дизайна.

Итак, иногда воздействие человека может не только не портить естественные ландшафты, но и обогащает их. Поэтому при оценке эстетических ресурсов территории важно учитывать не только степень, но и характер антропогенной трансформации ландшафтов.

Тем не менее, по данным опросов населения, наибольшей эстетической привлекательностью обладают пейзажи девственных ландшафтов. Возможно, причина такого отношения - редкость данных пейзажей в современном мире на фоне естественной потребности людей в единении с природой.

Таким образом, несмотря на всю сложность оценки столь «неуловимого», но весьма значимого свойства геопространства, как эстетическая ценность, уже сегодня можно выделить некоторые объективные критерии, на основе которых возможно построение оценочной методики.

Что касается собственно оценки, то под ней подразумевается отношение кого-либо к свойствам объекта (при эстетической оценке рассматривается отношение людей, обычно потенциальных рекреантов, к визуальным свойствам ландшафтов, т. е. оценка выводится через изучение эмоционального воздействия ландшафта на человека).

Такое неосязаемое свойство ландшафтов, как красоту, не представляется возможным объективно оценить количественно. Поэтому оценки эстетических ресурсов - качественные. Они выражают дифференциацию пейзажей на группы, различающиеся степенью визуальной привлекательности. Форма выражения их может быть словесной (ландшафт привлекателен, непривлекателен, наиболее привлекателен и т.п.) или цифровой (баллы, категории, ранги). Все они достаточно сопоставимы между собой и могут быть взаимозаменяемы. Наиболее часто применяются балльные системы оценок.

Как показывает опыт, таких оценок вполне достаточно для территориального планирования природопользования.

При разработке оценочной методики изначально необходимо выявить критерии, определяющие эстетические свойства пейзажей и разработать оценочные шкалы для каждого из таких критериев (показателей). По этим шкалам значения измерений того или иного показателя могут быть переведены в оценочные категории (баллы). Таким образом, получаются частные оценки (отдельно для каждого выделенного критерия). Интегральная оценка пейзажа в целом выводится при обобщении частных. При этом нужно учитывать, что взаимосвязи между субъектом и объектом не всегда имеют линейный характер и не всегда действует закон «чем больше (меньше) - тем лучше». Некоторые характеристики пейзажа благоприятно сказываются на его эстетических свойствах лишь до определенного предела своего распространения, после чего их дальнейшее развитее, наоборот, снижает привлекательность пейзажа. Например, по исследованиям автора, оптимально живописному пейзажу соответствует лесистость 30-50 %. При увеличении этого показателя, так же как и при уменьшении его, эстетическая ценность пейзажа будет снижаться. То же самое можно сказать и о степени визуального разнообразия пейзажа. Эту особенность необходимо учитывать при разработке частных оценочных шкал.

После измерения всех выделенных значимых показателей и перевода их с помощью частных балльных шкал в оценочные категории (баллы) выводится единая интегральная оценка. Однако удельный вес отдельных оценочных показателей не одинаков. Он выявляется с помощью экспертных и опросных методов и закладывается уже в частные шкалы.

И наконец, на последнем этапе оценки нужно ранжировать интегральные балльные оценки пейзажей на группы эстетичности. Для этого создается шкала ранжирования. Для такой шкалы важно количество оценочных ступеней, включающих некоторый интервал баллов. То есть максимальное число баллов в интегральной оценке редко соответствует количеству оценочных ступеней. Так, для 50-балльной шкалы может быть выделено всего пять ступеней с балльными интервалами от 0 до 10, от 11 до 20... от 41 до 50. Чаще всего используют трех-, пяти- и семиступенчатые шкалы. Срединная ступень отражает среднюю характеристику, первая и последняя - крайние, остальные (если есть) - промежуточные. Например, в пятиступенчатой шкале третья ступень может соответствовать безразличному отношению к пейзажу, первая - крайне негативному, пятая - крайне позитивному, вторая - скорее негативному, чем позитивному, четвертая - скорее позитивному, чем негативному. Применение шкал с числом ступеней более семи вряд ли целесообразно, так как значительно усложняет и процедуру оценки, и дальнейшее ее применение в хозяйственном планировании

Наиболее оптимальна для отражения той или иной степени проявления оцениваемого критерия в общей привлекательности пейзажа четырехступенчатая градация (от 0 до 3) (Табл.1). Кроме того, малоступенчатая градация (небольшое количество начисляемых баллов) по каждому оценочному критерию не допускает необоснованного «перепрыгивания» оценки от ранга к рангу благодаря лишь одному-двум критериям.

При оценке антропогенного фактора были введены отрицательные показатели, так как антропогенное преобразование ландшафта часто имеет негативный характер.

Максимальное количество баллов, начисляемое ландшафту - 26.

По полученным суммам баллов ландшафты были ранжированы на пять групп (от наиболее ценных до наименее ценных). Каждый ранг эстетической ценности включает интервал в пять баллов. Балльные оценки также переведены в коэффициенты удельной эстетической ценности. При этом максимальное число баллов (26) взято за единицу (Табл.1). В дальнейшем удельные коэффициенты ценности высчитывались для каждого пейзажного комплекса района исследования.

Таблица 1. Шкала ранжирования интегральных балльных оценок по рангам эстетической ценности

Шкала ранжирования интегральных балльных оценок по рангам эстетической ценности

Из разных точек делались фотоснимки пейзажных видов, а также ландшафтные и эколого-эстетические описания. Блок эколого-эстетического описания, включает в себя следующие сведения:

а) глубина открывающихся видов;

б) количество панорамных планов;

в) особенности цветовой гаммы ландшафта (преобладающие цветовые аспекты и примерное их соотношение, выраженное в процентах);

г) количество и качество структурно-вещественных элементов в ландшафте;

д) залесенность;

е) особенности пейзажно-композиционного устройства ландшафта;

ж) наличие и характер «символических» объектов;

з) степень антропогенной трансформации ландшафта.

По описанной методике были получены алгоритмизированные оценки эстетических свойств ландшафтов по объективным критериям. Однако, мерой прекрасного, так или иначе, является человек. Поэтому для проверки верности результатов оценки, использовались также методы экспертных оценок и социологического опроса.

Метод экспертных оценок представляется наиболее целесообразным для объективизации оценки эстетических ресурсов территории. В качестве экспертов привлекаются люди, получившие специальное образование и глубоко знающие сущность, особенности и качества ландшафтов. Таковыми являются, прежде всего, ученые - географы и биологи. Также экспертами могут и должны выступать люди, обладающие высокоразвитым и общественно-признанным художественным вкусом (причем вкусом в отношении природы) - художники-пейзажисты, профессиональные фотографы, путешественники.

Роль экспертов заключается в вынесении оценочных суждений (на основе собственного профессионального опыта) относительно эстетической ценности выделенных пейзажных комплексов исследуемой территории. При этом оцениваются пейзажные виды, отображенные на предоставленных автором фотографиях. Используются также эколого-эстетические описания ландшафтов. Помимо собственных компетентных оценок, эксперты выбирают наиболее показательные фотографии по каждому характерному для данной территории виду ландшафта для опроса респондентов.

После работы экспертов проводился опрос респондентов. Известно, что пространственные предпочтения людей подчиняются общим социально-психологическим законам. То есть объективно существуют группы людей, обладающих схожим стереотипом восприятия и поведения. Такие стереотипы формируются той социально-культурной и природной средой, в которой живет человек.

Современная наука пока еще не накопила достаточного эмпирического материала для глобального обобщения данных и классификации всех людей по типам ландшафтных предпочтений. Поэтому практические работы в этом направлении сегодня ведутся, как правило, на конкретных территориях и нацелены они на исследование особенностей восприятия конкретных групп людей (например, местных жителей, туристов внутренних и внешних и т.д.).

Однако уже можно назвать те основные формальные критерии, которые напрямую связаны с факторами формирования специфических групповых стереотипов восприятия и которые выступают основой при разделении людей на группы по типам пространственного восприятия. В первую очередь, к таким показателям относятся:

1) этническая принадлежность

2) место постоянного проживания

Эти параметры уточняются и детализируются показателями второго уровня: пол, возраст, образование, профессия, прошлый опыт и степень осведомленности о воспринимаемом ландшафте и др. Для получения более или менее однозначных и объективных результатов важно, чтобы все респонденты рабочей группы обладали одним стереотипом восприятия, т. е. относились к одной социально-психологической группе. В зависимости от целей исследования работа может проводиться с несколькими группами респондентов, относящихся к разным социально-психологическим типам.

Процедура опроса заключается в предоставлении респондентам отобранных экспертами фотографий с просьбой оценить степень эстетической привлекательности запечатленных на них пейзажей.

Фотоизображения оцениваются экспертами и респондентами по пятиступенчатой шкале с использованием тех же оценочных рангов (см. Табл. 1). Затем результаты опроса сравниваются с данными, полученными при объективированной оценке, и при необходимости вносятся коррективы.