Модель человека в теории Веблена

Коротко рассмотрев психологическую концепцию актуальную для того времени, можно предположить, что она совпадает с таковой в теории Веблена, ведь именно на данные психологической науки опирался первый институционалист, руководствуясь требованием междисциплинарности, о чём не раз он упоминал на страницах своих произведений. Для подтверждения этой гипотезы рассмотрим теорию Веблена относительно человека и выделим её основные признаки.

Первый признак, которым отличается вебленовский анализ человека от неоклассического анализа, является рассмотрение человека в процессе его эволюции. «В отличии практически от всех остальных направлений экономической теории они (имеются в виду институционалисты – Н. О.) не исходят из человеческой природы как из данности, а пытаются изучить закономерности её формирования и эволюции. Напомним, что у неоклассиков поведение человека предопределено сложившийся у него системой предпочтений» [9, с. 176] – так говорит об этом признаке В. С. Автономов. И действительно, Веблен утверждает, что человек является результатом эволюции, а точнее – естественного отбора. Иллюстрирует он это утверждение, используя праздный класс: автор утверждает, что именно этот класс в значительной мере ответственен за отбор определённых этнических типов [29].

Здесь мы подошли ко второму признаку вебленовского анализа человека, а именно к утверждению, что существуют определённые типы людей [29, глава 9]. Этот подход отличается от неоклассического, в соответствии с которым считается, что все люди примерно одинаковы. Веблен выделяет три главных этнических типа (долихоблонд, брахицефал и среднеземноморский тип), причём каждый тип распадается на два варианта или направления изменчивости (миролюбивый и хищнический). Давая характеристику этим типам, Веблен утверждает, что брахицефал обнаруживает больше хищнических черт темперамента, чем среднеземноморский, но меньше чем долихоблонд. Говоря о вариантах этнических типов, он отмечает, что первый вариант понимается как представитель предков существующего цивилизованного человека, относящихся к миролюбивой фазе дикарства, т. е. к первобытности, а второй тип, хищнический, берётся в качестве пережитка модификации типов, проходящей в условиях хищнической культуры. Миролюбивый вариант направлен на борьбу против природы, а хищнический – против социального окружения. Схематично его точку зрения можно представить в следующем виде:

три главных этнических типа по Веблену

Причём, Веблен замечает, что современный человек имеет тенденцию воспроизводиться к хищническому варианту, вследствие естественного отбора и «долихоблондический» тип человека, у которого больше всего хищнических черт, является господствующим [29, с. 221]. Это происходит, потому что «Необременённость сомнением, сочувствием, честностью и уважением к жизни других людей, можно сказать, в довольно широких пределах способствует преуспеванию индивида в условиях денежной культуры» [29, с. 227]. «Во все времена люди, добившиеся очень большого успеха, относились обычно к этому типу» [29, с. 227] – добавляет он. Эти люди способствуют также развитию финансовых экономических институтов, где вышеуказанные качества дают наибольшие результаты; развитие таких институтов, в свою очередь, способствует сохранению и развитию хищнических способностей и духа хищничества.

Однако, как замечает автор, насколько хищнические качества полезны для эгоистических интересов, настолько они и вредны для коллективных интересов любой современной общности, которые сосредотачиваются на производственной эффективности [29, с. 230]. Такому коллективному интересу наилучшим образом отвечают честность, усердие, миролюбие, добрая воля и отсутствие эгоизма – в общем, все те качества, которые характерны для людей миролюбивого типа. Миролюбивый тип, таким образом, способствует развитию производственных экономических институтов, которые способствуют отбору черт, присущих миролюбивому типу.

Основываясь на этих утверждениях, Веблен выделяет два альтернативных направления развития человеческого общества. «В отношении отбора и сохранения в людях отдельных способностей и склонностей эти два направления можно назвать финансовым и производственным. В отношении сохранения наклонностей и духовной позиции – завистническим или эгоистическим и независтническим или экономическим. В отношении познавательного аспекта этих двух направлений развития первое можно охарактеризовать как личную позицию, как направление, выражающее способность к волевому началу, как качественное отношение, отношение статуса и достоинства; второе – как безличную позицию, направление подчинения порядку вещей, выражающее количественное соотношение, физически производительное или полезное».

Денежные виды занятий требуют проявления в действии первого направления, а производственные – второго. Эти направления Веблен полагает альтернативными, взаимоисключающими, по причине того, что «денежная деловитость в целом несовместима с производственной эффективностью».

Затем автор утверждает, что праздный класс, придерживающийся первого направления, способствует его распространению на всё остальное население. Это приводит к снижению эффективности производства и препятствует приспособлению человеческого характера к требованиям, выдвигаемым современным производством.

Итак, выделение различных типов человека позволило Веблену ещё явственнее показать тормозящий развитие характер праздного класса. Он представил членов праздного класса, как людей особого по своей природе сорта, склонных к мошенничеству, обману и необременённых многими качествами, необходимыми для развития производства.

Рассмотрев второй признак вебленовского представления о человеке, мы можем перейти к третьему, который возможно является самым важным. Как уже было сказано, в неоклассическом экономическом человеке Веблен критикует, прежде всего, гедонистическую мотивацию всякого действия, при которой его причиной объявляется стремление к наслаждению. Но отвергнув гедонизм, Веблен должен был предложить другие мотивы человеческого поведения, для того, чтобы иметь возможность его теоретического осмысления, и он предлагает их в виде инстинктов и привычек.

Ещё в статье «Почему экономика не является эволюционной наукой?», Веблен представлял человека как структуру склонностей и привычек, выражающихся в действии. «Согласно этой концепции, особенность человека заключается в том, чтобы что-то делать, а не просто испытывать чувства наслаждения и боли под влиянием соответствующих сил» – говорит он. Деятельность, в соответствии с такой концепцией, сама по себе существенный феномен процесса, она не является чем-то непредвиденным в ходе насыщения желаний, но осуществляется под их руководством. Желания же, в свою очередь, обуславливаются особенностями темперамента, т. е. склонностями, привычками, которые задают направление деятельности. О вебленовских особенностях темперамента стоит упомянуть отдельно, ибо он понимает эти особенности в смысле, отличном от современного. Для Веблена они – «продукт наследственности и предшествующего опыта, совокупность которых формируется под влиянием данной системы традиций, обычаев и материальных условий; они также являются исходной точкой для следующего шага в ходе процесса».

Для большей наглядности процессы, о которых говорил Веблен в статье, можно представить в виде схемы. Она представляет историю жизни индивида как процесс взаимного влияния индивида и внешней среды. В любой его точке, как действующий субъект, так и окружающая его среда выступают результатом предшествующего процесса.

процесс взаимного влияния индивида и внешней среды

Такой подход позволил ему анализировать человеческое поведение в категориях деятельности, привлекая эволюционные методы.

В «Теории праздного класса» Веблен продолжает и дальше развивать представление о человеке, как о деятельном существе. «Его психологическую основу можно показать в общих чертах следующим образом. Будучи объектом неизбежного отбора, человек является агентом деятельности. Он в его собственном понимании есть центр развертывающейся под действием побуждений деятельности — «телеологической» деятельности. Он — агент, стремящийся во всяком действии к достижению какой-либо конкретной, объективной безличной цели» [14, с. 67 – 68] – утверждает исследователь. Здесь автор, вероятно, имеет в виду наличие у институционального человека перспективной и осознанно поставленной цели, в противовес негативной и природно определённой цели неоклассического человека, заключающейся в стремлении уйти от боли и страданий.

Веблен также продолжает развивать утверждение о том, что в процессе деятельности человек, прежде всего, руководствуется привычками и склонностями. «Руководствуясь современной биологической наукой и психологией, мы должны будем переформулировать понятие человеческой природы в терминах привычек» [14, c. 225] – продолжает он в монографии. Склонности он понимает как основу для привычек, которая определяет, какая совокупность привычек будет господствовать в жизни человека. Например, склонность к соперничеству определяет привычку к определённому жизненному уровню, а точнее к определённым статьям расходов в процессе демонстративного потребления. Таким образом, склонность является заложенным самой природой влечением к определённым поступкам. Привычки же являются теми же склонностями, прошедшими сквозь призму социальных условий, не врождёнными, но приобретёнными. Привычки рождаются через частое повторение определённых действий или определённого поведения в социальной практике. Силой привычки Веблен объясняет и то, что красивый предмет, не являющийся дорогим, воспринимается как некрасивый (это следствие привычки отождествления красоты с престижностью) [14, с. 156], и наличие в сознании современных ему людей такого института человеческой солидарности как совесть, которая, как считает он, сохранилась со времён первобытной эпохи [14, с. 225]. Вообще, идея определяющей роли привычек и обычаев проходит через всю «Теорию праздного класса», выступая основой исторической концепции автора. Само существование современного праздного класса объясняется тем, что в какой-то момент хищнической поведение приобрело статус привычки [14, глава 1].

В «Теории праздного класса» Веблен вводит понятие инстинкта мастерства, которому также отводит значительную роль в своей теории [14, с. 68]. На самом деле инстинкт мастерства – это другое название склонности к эффективным действиям, так что всё сказанное для склонности характерно и для него. Стоит упомянуть, что главным образом в существовании этой склонности Веблен видит деятельностный характер человеческой природы, благодаря которому индивид наделён склонностью к работе и стремится минимизировать бесполезные или малоэффективные действия, что и называется инстинктом мастерства. Он вырабатывается там, «где традиции общественной жизни или обстоятельства приводят к привычному сравниванию одного человека с другим по эффективности их действий».

Итак, мы рассмотрели как в «Теории праздного класса» проявляются отличия вебленовского подхода от неоклассического к природе человека и к её анализу. Напомним, что этими отличиями являются:

1) рассмотрение человека в процессе его эволюции;

2) выделение определённых типов людей;

3) признание склонностей и привычек детерминантами человеческого поведения. На основании этого можно сделать вывод, что модель человека в институциональной теории согласовывалась с самыми последними достижениями психологии на тот период и по этой причине значительно отличалась от представления о человека в неоклассической экономической теории.