Самореализация военнослужащих-женщин в военно-социальной среде

Современные вооруженные силы большинства стран уже немыслимы без представительниц прекрасного пола. В обществе идет пересмотр патриархальных стереотипов, связанных с социальной активностью женщин. Бывший председатель комитета начальников штабов США, генерал Джон Весси характеризовал феминизацию армии как уникальную тенденцию: «Для наших Вооруженных сил, – подчеркивал он, – это более важное по своей значимости событие, чем изобретение ядерного оружия». Феминизация американской армии еще более усилилась после принятия конгрессом в марте 1972 г. поправки к конституции «О равных правах», запрещающей любую дискриминацию по признаку пола во всех областях профессиональной деятельности граждан США. На начало 2000 г. численность женщин в Вооруженных силах США составляла 18% и продолжает расти.

В 1976 г. при 38-м президенте США Джеральде Форде было принято решение, разрешающее женщинам поступать в военные академии. После первого выпуска женщин в Вест-Пойнте в 1980 г. к началу 2000-го более 2 тыс. женщин-офицеров закончили это элитное военное училище. В результате сегодня в армии США уже десять генералов-женщин, а генерал-лейтенант Кэрол Маттер является начальником штаба Корпуса морской пехоты. В 1972 г. для женщин было снято большинство ограничений по боевым специальностям, а 28 апреля 1993 г. Министерство обороны США приняло решение о допуске женщин к участию в боевых вылетах авиации и службе на большинстве боевых кораблей. «Мы уже не можем отправляться на войну без женщин», – был вынужден констатировать американский генерал Коллин Пауэлл в 1991 г. перед началом операции «Буря в пустыне». В 1986 г. в стратегических ядерных силах США произошел невиданный в мире прорыв: после длительных проверок женщины были допущены в святая святых национальной обороны – в состав боевых расчетов пуска межконтинентальных ракет «Минитмен» и MX. Многочисленные проверки их деятельности в экстремальных ситуациях показали, что представительницы прекрасного пола справляются со своими обязанностями не хуже, а в ряде ситуаций даже лучше мужчин. Поэтому большинство американцев приняли как должное назначение командиром космического «Шатлла» очаровательной Элин Коллинз, полковника.

Феминизация иностранных армий продолжается. В тех странах, где женщинам традиционно запрещали служить в армии, в последние годы сняты запреты: например, в 1997 г. это сделано в Италии. Более того, в январе 2000 г. военное ведомство страны объявило, что сразу три военные академии – ВВС, ВМС и Сухопутных войск – будут теперь принимать женщин в свои ряды. Представительницы слабого пола могут составить до трети слушателей этих академий. Для них сняты все ограничения в военной карьере: по окончании академии у выпускниц появится возможность дослужиться до командира военного корабля и воздушной эскадрильи, а при желании – и начальника Генерального штаба.

Надо признать, что точки зрения социологов и исследователей гендерной проблематики по поводу привлечения женщин к военной службе часто прямо противоположны. Одни утверждают, что в армии женщинам не место, аргументируя это тем, что они дезорганизуют выверенный уклад армейской службы, разлагают дисциплину, провоцируют сексуальную активность мужчин. Другие же, наоборот, утверждают, что женщины не хуже, а по некоторым параметрам лучше мужчин выполняют свои обязанности и даже могут способствовать укреплению дисциплины и этических норм межполового общения.

Мнения по поводу нахождения женщин в районе боевых действий также неоднозначны. Так, еще Платон отмечал, что присутствие на поле брани женщин является средством психологической поддержки воинов: на глазах у любимых, утверждал Платон, боец будет неспособен отступить, проявить малодушие и тем более дезертировать. Известный российский психиатр Николай Попов в прошлом веке утверждал обратное: «Армия без женщин – всегда геройская. Женщины в армии допустимы только тогда, когда нет надобности в проявлении геройства». В поддержку этого тезиса высказалась российский психолог Елена Сенявская. Она считает противоестественным само понятие «женщина-солдат». «Женщины дают жизнь, – пишет Сенявская, – тем неестественнее кажется сочетание «женщина, несущая смерть». Сторонников этой позиции немало и за рубежом. Так, в израильской армии с началом боевых действий военное командование выводит женщин из этих районов, считая, что их пленение может повлиять на войска деморализующим образом. Если же части поставлена боевая задача, женщины-военнослужащие временно выводятся из ее состава.

В 1982 г. в США был проведен опрос о возможности участия женщин в зонах ведения боевых действий. Подавляющее число респондентов одобрили эту идею: 94% выступили за участие женщин в качестве медсестер, 73% – в качестве пилотов реактивных транспортных самолетов, 62% – пилотов самолетов-истребителей, 57% – членов экипажей боевых кораблей, 35% – участниц подразделений с возможными рукопашными боями.

Югославская исследовательница Жарана Папич, проанализировав действия женщин в районе боевых действий в условиях Балканского кризиса в 1999 г., пришла к выводу, что «в экстремальных ситуациях и условиях боевых действий активность женщин должна быть направлена на поддержку героических усилий мужчин». Мировой же опыт показывает, что участие женщин в боевых действиях регламентируется спецификой выполняемых ими боевых задач, и здесь не может быть однозначных рекомендаций.

В настоящее время наблюдается феминизация Вооруженных сил России. Если до 1985 г. численность военнослужащих-женщин в нашей стране не превышала 5%, то за последующие 10 лет она увеличилась в 10 раз и составила в 1996 г. 350 тыс. человек. С учетом тенденции сокращения Вооруженных сил на начало 2000 г. в Министерстве обороны РФ проходили службу 115 тыс. женщин (9,5% от общей численности военнослужащих). В звании полковника сегодня служат 14 женщин, 75 – в звании подполковника, более 300 – майоры, остальные – младшие офицеры. В Федеральной пограничной службе России военнослужащих-женщин более 12 тыс. Из них 625 офицеров (5,2%) и 5480 прапорщиков (45,7% общей численности). Однако в отличие от зарубежных армий в Вооруженных силах России по-прежнему нет ни одной женщины в генеральских погонах. Правда, несколько россиянок все же дослужились до генеральского звания, но две из них уже несколько лет в отставке (первая женщина-космонавт Валентина Николаева-Терешкова и Галина Смирнова – бывший начальник 12-го отдела КГБ СССР), две служат в системе МВД (Татьяна Москалькова – начальник правового управления МВД России и Светлана Перова – заместитель начальника ГУВД Москвы), а одна в ФСБ (Наталья Климова – 1-й заместитель начальника Военно-медицинского управления ФСБ России). В Министерстве обороны РФ генеральская должность женщины по-прежнему «вакантна». Неужели нет достойных?

Анализ социальных процессов в современном обществе показывает, что место и роль женщин в социальных институтах радикально меняется в сторону расширения сфер их самореализации. Это касается и Вооруженных Сил России, в составе которых служат уже более 500 тыс. женщин, что равно населению таких крупных областных городов как Курск, Мурманск или Иваново. Процесс феминизации армии усиливается и в связи с тем, что в молодежной среде среди подростков еще достаточно сильно ощущаются следы 10-летия «демократизации» нашей страны, когда такое проявление патриотических чувств как служба в армии считалось «слабостью» и «неумением решить проблемы». Место молодых уклонистов сейчас занимают женщины. Что же заставляет женщин идти в армию? Каковы мотивы их военно-профессиональной ориентации? Проведенный анализ поступления на военную службу женщин показал, что основными элементами их мотивации являются следующие (см. диаграмму 1).

Мотивы поступления на военную службу женщин

Диаграмма 1. Мотивы поступления на военную службу женщин

1     – возможность получить жилье – 3%

2     – более ранний выход на пенсию в 45 лет – 7%

3     – возможность устройства личной жизни (замужество) – 12%

4     – бесплатное медицинское обеспечение – 7%

5     – относительно высокое денежное содержание и льготы – 13%

6     – чувство долга перед Отечеством – 4%

7     – возможность самореализации себя как личности – 27%

8     – возможность трудоустройства – 19%

9     – возможность служебной карьеры – 8%

Целенаправленное исследование ценностно-мотивационной сферы военнослужащих-женщин по возрастному признаку показало ее выраженную динамику. Для большинства представительниц старшего поколения работа и семья являются главными ценностями жизни. Для женщин 25–30 лет приоритетными жизненными ценностями являются друзья и деньги. При этом, 37% военнослужащих-женщин до 30 лет с достаточно высоким уровнем образования выразили большую по сравнению с женщинами 30–45 лет (12%) неудовлетворенность малосодержательным характером их профессиональной деятельности, не позволяющей развиваться личностно и профессионально.

Кроме того, выявлено, что ценностные ориентации у военнослужащих-женщин более динамичны, чем у их коллег-мужчин, и они подвержены влиянию «волнового закона ценностных идеалов»: в различные периоды жизни и при различных условиях деятельности эти ориентации более активно детерминируются фазами «вызревания», «актуализации», «кульминации», «затухания» и «нейтрализации».